Головна / Статті / Авторські блоги / Война в Нагорном Карабахе. Часть четвертая. Заключительная.

Война в Нагорном Карабахе. Часть четвертая. Заключительная.

Заключительная часть о войне в Нагорном Карабахе рассказывает о применении авиации в конфликте и выводы относительно данного противостояния, ну и естественно о потерях  Армении и Азербайджана в данной войне. ВПЦ “3-й полк” благодарит военного историка  Михаила Жирохова за данный исторический материал.

В ходе Карабахского конфликта авиация не играла решающей роли по ряду объективных причин: небольшое количество боевых и транспортных авиационных средств у сторон, отсутствие у них достаточного количества квалифицированных летно-технических кадров, несоответствие имеющихся типов самолетов и вертолетов поставленным задачам (в первую очередь относится к Азербайджану).

Применение авиации. 

На момент распада СССР на территории Азербайджана находилась крупная советская авиагруппировка. Это были: 80-й ОШАП (Су-25), 82-й ИАП ПВО (МиГ-25ПДС), 976-й БАП (Су-24), 882-й РАП (МиГ-25РБ и Су-24МР), 708-й Гв. ВТАП (Ил-76), 627-й Гв. УАП (Л-39), 761-й УАП (Л-29 и Л-39). В отличии от Азербайджана, на территории Армении боевых частей ВВС и ПВО СССР не было.

Естественно, что имей возможность азербайджанцы использовать хотя бы существенную часть данных авиационных сил, что они бы получили значительное преимущество. Однако такой возможности у них не оказалось из-за массового перелета наиболее ценных в плане Карабахской войны самолетов (Су-25 и Су-24) на территорию России в ночь с 9 на 10 июня 1992 г. по приказу МО России П. Грачева. Эта акция спровоцировала азербайджанцев на решительные действия по национализации оставшейся постсоветской авиатехники на территории их государства. В результате Азербайджан получил 5 МиГ-25РБ, 11 Су-24МР, 4 Ил-76, до 30 МиГ-25ПДС, до 70 Л-29 «Дельфин» (последние применялись в ходе войны и несли потери, в армянских сводках фигурируют как Су-25)  и 17 Л-39С «Альбатрос».  Данный авиапарк слабо подходил для непосредственной поддержки войск в условиях горно-лесистой местности, потому использовались азербайджанцами в качестве «стратегических» для ударов по армянским населенным пунктам (в первую очередь Степанакерту) с больших высот. К слову, также использовался и угнанный В. Курбановым 8 апреля 1992 года из Ситал-Чая Су-25.

Некоторое количество авиатехники было закуплено или получено виде помощи сторонами конфликта уже в ходе войны (так Армения обзавелась несколькими Су-25,  а Азербайджан Су-25, МиГ-21 и Су-17).

Стоит отметить, что даже получи азербайджанцы контроль над большей частью советской авиагруппировки, есть сомнения в их способности ее эффективно применять из-за нехватки квалифицированных кадров. Основанием для этого служит пример с укомплектованием экипажами доставшейся техники, где, не смотря на ее малочисленность, был высок процент наемного персонала.

Ми-24П ВВС Армении.
Ми-24П ВВС Армении.

Большее значение для хода и исхода войны играло применение сторонами вертолетов как для непосредственной поддержки войск (и Армении, и Азербайджану от СССР досталось по эскадрилье Ми-24), так и для транспортных перевозок. Причем для последних использовались и гражданские машины (в первую очередь Ми-8, и эпизодически Ми-2) с гражданскими экипажами. Более того, нехватка военных летчиков вынудила азербайджанцев наполовину укомплектовать свою боевую вертолетную эскадрилью гражданскими летчиками.

Применение армянами и азербайджанцами транспортных вертолетов и самолетов (Як-40, Ан-2) отмечается еще в ходе вооруженного противостояния при существовании Советского Союза. Самолетами и вертолетами осуществлялось снабжение изолированных населенных пунктов, эвакуация мирного населения. Понятно, что «попутно» перевозили оружие и боеприпасов, а также бойцов вооруженных формирований. Так, в интересах азербайджанского ОМОНа эпизодически работали экипажи «АЗАЛ ПАНХ».

На начальном этапе конфликта значительной была роль советской военной авиации, кроме гуманитарных задач по перевозке людей и грузов транспортными вертолетами применялись и боевые вертолеты для конвоирования транспортных и эпизодических ударов по боевикам обоих национальностей. После развала СССР вертолетчики выполняли задачи по снабжению и эвакуации личного состава российских войск из зоны конфликта.

Применение боевых вертолетов национальных ВВС началось весной 1992 года. Ми-24 действовали поодиночке или парами, реже звеньями. Ввиду практического отсутствия у сторон самолетов непосредственной поддержке войск основная нагрузка при решении этой задачи выпала на довольно малочисленный парк боевых вертолетов, который нес ощутимые потери. Особенно интенсивно авиация применялась сторонами конфликта на завершающем этапе войны с весны 1993 года на основных направлениях наступления и для поддержки изолированных группировок войск. Так, азербайджанские вертолеты приняли активное участие в отражении армянского наступления на Бейлаган и последующего азербайджанского контрнаступления на Горадиз-Физули. Армянские Ми-24 поддерживали наступление на Агдам и Тертер.

Информация о потерях авиатехники сторон довольно противоречива. Так, по армянским данным было сбито 9 Ми-24, 6 Су-25 (достоверно можно говорить об уничтожении Су-25 Курбанова, а большинство остальных потерь можно отнести на счет Л-29 и Л-39), 1 Су-24, 6 МиГ-21, 1 МиГ-25ПД, 1 Ми-8. Азербайджан официально признает потерю 1 МиГ-21, 1 МиГ-23, 2 МиГ-25РБ, 1 МиГ-25ПД, 3 Л-29 и большинство Ми-24. Армянские потери оцениваются в 4 Ми-24, 1 Ми-8, 1 Су-25. Кроме того, ВВС СССР/СНГ потеряли в зоне конфликта 2 Ми-24, 1 Ми-26, 2 Ми-8. Гражданская авиация сторон конфликта лишилась нескольких Ми-8 и 2 Як-40 (армяне).

Потери сторон. 

Азербайджанская авиация в ходе войны в Карабахе применяла бомбы, вплоть до калибра 500 кг.
Азербайджанская авиация в ходе войны в Карабахе применяла бомбы, вплоть до калибра 500 кг.

Как и во многих подобных конфликтах, информация о потерях сторон достаточно противоречива. Причем рядом с откровенной фальсификацией (преуменьшение своих потерь и завышение потерь противника без обоснований) соседствует проблема в четком разделении военнослужащих/ополченцев/боевиков и мирных жителей. Естественно, что стороны конфликта предпочитают учитывать потери своих ополченцев как мирных жителей данных населенных пунктов, а все погибшее мужское население противника считать убитыми военнослужащими. Кроме того, в своих итоговых данных стороны могут не указывать наемников и иностранных добровольцев.

Наиболее распространенная оценка армянских безвозвратных потерь (на основе поименного списка)  – 5856 бойцов, из них 3291 житель Нагорного Карабаха, а остальные граждане Армении.

Серьезные потери армянская сторона понесла во время летнего наступления азербайджанцев в 1992 г., во время боев на Агдамском направлении 1993 г., в Бейлаганской и Тертерской операциях 1993 и 1994 гг.

Азербайджанские потери оцениваются в 16-25 тыс.  существенно более высокие потери азербайджанцев кроме всего прочего могут быть объяснены занесением мирных жителей в число убитых военнослужащих (возможно в данную оценку включены и иностранцы). Тем не менее, более высокие потери азербайджанских военнослужащих не вызывают сомнения исходя из хода боевых действий, ознаменовавшегося рядом крупных поражения ВС Азербайджана. Азербайджанцы понесли крупные потери во время падения Шуши и Лачина в 1992 г., армянского контрнаступления зимой-весной 1993 на Мардакертском и Кельбаджарском направлении, летнего наступления армян 1993 г., в Кельбаджарской катастрофе 1994 г. и во время Тертерской операции.

Потери сторон в вооружении и военной технике оценить не менее сложно, чем людские. Это объясняется как отсутствием достоверной и полной информации (особенно в отношении Армии НКР), так и тем, что много техники захватывалось у противника в качестве трофеев, а потом таким же образом возвращалось к нему. Так что некоторые единицы фигурируют как захваченные обеими сторонами в нескольких боях.

Официальные данные Республики Армения о потерях тяжелого вооружения с июня 1992 по февраль 1994 гг. выглядят следующим образом: 52 танка, 92 ББМ, 5 артиллерийских систем калибра свыше 100-мм.  При этом отсутствуют данные о потерях за октябрь-декабрь 1993 г. (Горадизская, Зангеланская и Бейлаганские наступательные операции) и апрель-май 1994 (Тертерская наступательная операция). Кроме того, в данном отчете для ОБСЕ, возможно учитывается только техника, потерянная Арменией, из числа переданной Россией в результате раздела советского наследства, а потери трофейной азербайджанской техники не учтены.

ЗРК «Оса» азербайджанской армии, парад 2008 года.
ЗРК «Оса» азербайджанской армии, парад 2008 года.

По официальным данным азербайджанские потери тяжелого вооружения составляют: 186 танков, 119 бронированных машин, 59 артиллерийских систем калибра свыше 100-мм.  Как и в случае с живой силой азербайджанские потери в вооружении оказались выше (даже не смотря на отсутствие данных по потерям техники карабахской армии), что также не вызывает сомнений с учетом больших потерь в качестве трофеев в ходе серии неудачных для Азербайджана оборонительных операций изолированными или полуизолированными группировками войск.

Выводы.

 В ходе Карабахской войны прослеживается четкая зависимость между крупными армянскими успехами и витками внутриполитического кризиса в Азербайджане. Так видна невооруженным глазом связь между падением азербайджанских анклавов в Карабахе (Ходжалы, Шуша) и Лачина и борьбой за власть в Баку между А. Муталибовым и Народным Фронтом и тем более между разгромом азербайджанцев летом-осенью 1993 г. и мятежами С. Гусейнова и талышей. В периоды относительной внутриполитической стабильности в Азербайджане боевые действия велись с переменным успехом и даже склонялись в пользу азербайджанцев, как во время их наступления во второй половине 1992 г. или контрнаступления в районе Бейлаган-Горадиз зимой 1993-1994 гг.

САУ «Пион», купленные в Беларуси и Украине – самые мощные в азербайджанской армии.
САУ «Пион», купленные в Беларуси и Украине – самые мощные в азербайджанской армии.

Кроме политической нестабильности в Азербайджане секрет армянской победы в войне лежит в более высокой мотивации армян (что, например,  выражалось в активном и массовом участии в войне добровольческих формирований из диаспоры) и в том, что армянам раньше удалось создать вооруженные структуры регулярного типа, куда более пригодные для классической войны, чем ополченческие и добровольческие отряды, характерные для начального периода конфликта. Немаловажную роль в этом сыграло и своевременное разоружение альтернативных негосударственных вооруженных структур, в первую очередь отрядов «Армянской национальной армии». В Азербайджане альтернативные вооруженные структуры были более-менее ликвидированы лишь к осени 1993 года.

Еще одним выводом из Карабахской войны может быть превосходство армян над азербайджанцами при ведении зимних боевых действий в горной местности, чем подтверждением являются боевые действия поздней осенью 1992 г. – ранней весной 1993 г. на Лачинском, Мардакертском и Кельбаджарском направлениях, а также Кельбаджарская катастрофа азербайджанской армии зимой 1994 г.

Автор: Михаил Жирохов. Военный историк. Ексклюзивно для ВПЦ “3-й полк”.

 

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

“Мир Галилее”. Часть 2 – заключительная

Продолжение описания операции “Мир Гилилее” Армии обороны Израиля. 

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com