Головна / Статті / Історія / История первых констеблей полиции Лондона

История первых констеблей полиции Лондона

Слово «полиция» — латинского происхождения и означает «гражданская администрация». Первая полиция, более или менее сравнимая по функционированию с современной была учреждена в 1667 году во Франции, при короле Людовике XIV. Однако предтечей нынешних полицейских сил следует назвать полицию Лондона, созданную в конце 20-х годов XVIII века и своей главной задачей ставившей предотвращение преступлений.

В 6 часов вечера во вторник 29 сентября 1829 г. первые констебли новой полиции Лондона заступили на патрульно-постовую службу в новом офисе полиции, в доме номер четыре на Уайтхолле, и в пяти других полицейских участках в центральной части Лондона. Они были одеты в тёмно-синие куртки и брюки (белые летом) и в чёрные шляпы с кожаной короной. Высокий кожаный воротник куртки предназначался для защиты полицейского от удушения. Столь характерное обмундирование было разработано для того, чтобы полицейские как можно больше отличались от солдат.

Каждый полицейский имел трещётку для вызова помощи, а единственным его оружием служила короткая дубинка. Новая полиция Лондона насчитывала 895 констеблей, 88 сержантов, 20 инспекторов и восемь суперинтендантов. Гражданский персонал полиции состоял всего лишь из пяти клерков. Район действия полиции Лондона представлял собой круг радиусом приблизительно семь миль. Центр этого круга совпадал с центром города.

Первые констебли практически не получали никакого обучения. Им просто предварительно показывали маршрут патрульной службы. Все они были снабжены отпечатанной инструкцией комиссара полиции.

В инструкции отмечалось, что их первой обязанностью является предотвращение преступлений; в ней также говорилось, что стражи порядка обязаны быть вежливыми с людьми всех чинов и классов, не должны злоупотреблять своей властью и полностью владеть своими эмоциями.

Тогдашнему министру внутренних дел Роберту Пилу потребовалось семь лет, чтобы убедить парламент в необходимости такого полицейского подразделения. Класс собственников опасался, что увеличение полномочий центрального правительства приведёт, как и во Франции, к революции и диктатуре. Тогда как большинство реформаторов исправительной системы считало, что наилучшим ответом на преступность будет не создание профессиональной полиции, а смягчение уголовного закона, который предусматривал в те времена повешение за более чем двести преступлений. Заметим, что вслед за созданием полиции последовало принятие и более либерального уголовного кодекса.

Лондон тех лет был городом Реджина и Оливера Твиста. Однако решение о создании новой полиции было продиктовано страхом не перед преступностью, а перед гражданскими беспорядками. Политический истеблишмент боялся революции. В начале XIX в. восстания в Лондоне и других городах подавлялись войсками. В 1815 г. лондонские преступники на три дня установили полный контроль над Вест-Энд, грабили и сжигали городские дома дворян, в том числе и дома министров. В 1819 г. одиннадцать человек были убиты и сотни ранены, когда кавалерия напала на большой политический митинг в Манчестере. Данное событие вынудило герцога Веллингтона призвать к немедленному созданию гражданских полицейских сил для поддержания общественного порядка.

Первыми комиссарами, которых в начале июля 1829 г. выбрал Роберт Пил, были 47-летний подполковник Чарльз Роан и 33-летний адвокат Ричард Мэйн. Комиссары имели в своём распоряжении меньше трех месяцев для того, чтобы наметить планы работы, рекрутировать необходимых людей и найти жильё для них. Роан, полагаясь на свой армейский опыт, разработал структуру полицейских сил, которая сохранилась, в большей части, до наших дней. Он также ввёл базовую систему патрульно-постовой службы.

Зарплата обоих комиссаров в 1829 г. была очень скромной — 800 ф. ст. в год. Кроме того Роан, которого Пил рассматривал как старшего, имел бесплатную квартиру в Скотлэнд-Ярде. Название «Скотлэнд-Ярд» было дано офису полиции, в реальности находившемуся по адресу 4 Whitehall Place, по той причине, что своей задней стороной он выходил на улицу под названием Скотлэнд-Ярд. В 1890 г. полиция переехала в новую штаб-квартиру, в прекрасное здание на набережной Темзы, которое стало известным на весь мир под названием Новый Скотлэнд-Ярд.

Набиравшиеся в полицию рекруты должны были быть моложе 35 лет, обладать хорошим физическим здоровьем, быть ростом не менее 1,67 м, уметь читать и писать и иметь хороший характер. Сначала половина констеблей работала в ночную смену с девяти вечера до шести утра. Остальные работали в течение оставшихся пятнадцати часов. Констебль, который осуществил арест в ночное время, должен был оставаться на службе до тех пор, пока арестованный не предстанет перед судом. Еженедельного дня отдыха не было. Пенсионной системы не существовало. Констеблям платили три шиллинга в день, что составляло примерно половину зарплаты квалифицированного ремесленника в Лондоне. Неудивительно, что многие констебли были уволены в первые же годы за пьянство, кражи, вымогание денег у арестованных. Другие через короткое время уходили на более высокооплачиваемую работу.

Жизнь первых констеблей была нелёгкой. На них часто нападали. Даже между полицией и солдатами из лондонских казарм нередко происходили стычки, инициируемые, как ни странно, самими армейскими командирами, боящимися сокращения численности армии мирного времени после создания новой полиции. Даже пожарные атаковали полицейских, если заставали их на месте пожара за тушением огня, так как это лишало их зарплаты. Первые попытки полиции управлять хаотическим транспортом Лондона поставили её в ещё более опасное положение.

Часто извозчики сбивали полицейских, управлявших уличным движением, — и такие действия поощряли работодатели. Газеты чуть ли не ежедневно публиковали преувеличенные и лживые отчёты о поведении полиции. В то время как те, кто поддерживая полицейских, давали им клички «Пилер» или «Бобби» в честь её основателя, радикальные газеты называли новую полицию «Кровавая банда Пила», — такое название вполне отражало настроение преступников — и лондонской бедноты. Богатые горожане — купцы, банкиры и новое поколение промышленников, также ненавидели полицию, потому что она не соглашалась возвращать украденное имущество без некоторых вопросов к собственникам.

Полицейские должны были сами выступать в суде по своим делам. Когда один сержант арестовал мужа за избиение жены, магистрат осудил мужа и наложил на него небольшой штраф. Муж выдвинул против сержанта обвинение в нападении. Магистрат поддержал обвинение, и полицейский был приговорён к двум месяцам тюрьмы. Однако он не вышел из тюрьмы и после истечения этого срока, поскольку не смог оплатить судебные издержки. Нередко магистраты просто закрывали дела на тех лиц, которые обвинялись в нападении на полицейских. Так, главарь банды, проколовший констебля заострённым железным прутом, был оштрафован на 20 шиллингов, а пострадавший констебль был уволен из полиции по состоянию здоровья.

Тем, что полиция Лондона успешно прошла через начальный период своего существования она обязана личным качествам Чальза Роуна и Ричарда Мэйна и ещё тому, как рядовые полицейские выполняли свои обязанности.

Источник: bumer.ru

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Берлинские истории времен “Холодной войны”

Перенесемся в далекие 1950-ые годы в Западный Берлин и посмотрим, как и от чего союзники ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com