Головна / Статті / Військова тема / Мы не просим денег! Нам нужна поддержка государства и правовой статус ЧВК

Мы не просим денег! Нам нужна поддержка государства и правовой статус ЧВК

О деятельности частных военных компаний, их возможностях и деятельности, об отношении к таким организациям в мире и в нашей стране  информагенству «Оборонно-промышленный курьер» рассказал генеральный директор первой в Украине ЧВК  «Омега Консалтинг Груп» Андрей Кебкало.

Вопрос: Как возникла идея создания частной военной компании в Украине?

— Я сам долго работал по контракту с 2003 по 2011 в зарубежных частных военных компаниях. На мировом рынке частных охранных услуг доминируют англосаксы. И у меня возник амбициозный проект – представить на этом рынке украинский продукт.

Для нашего государства тема ЧВК новая. И я подумал, что для Украины это также будет интересно.

Так как частную военную компанию в нашей стране зарегистрировать нельзя, в 2011 году я открыл ООО как частную охранную фирму. В то время о ЧВК говорили шепотом: мол, они есть, но их никто не видел. Мы назвали себя консалтинговой компанией. Но долго в лексиконе не использовали слова «частная» и «военная».

И только в 2013-м  рискнул поехать в Абу-Даби на Международную выставку «Айдекс». Перед поездкой консультировался с юристами – что будет, если под флагом Украины наряду с Укроборонпром, и Укринмашем представить первую в нашей стране частную военную компанию… И там, в ОАЭ, Омега  впервые заявила о себе как о военном консалтинге, который оказывает частные военные услуги.

Вопрос: На кого рассчитаны услуги вашей компании? О каком сервисе идет речь?

— Это физическая охрана. Охрана на море. В частности, борьба  с пиратством. Сбор информации. Сопровождение специальных грузов. Эвакуация персонала. Много еще «сопутствующих услуг», т.к. этикетку «ЧВК» надо немного смягчать.

На официальном сайте представлены услуги для широких масс. Но есть особый отдел, который занимается военным консалтингом.

Вопрос: Можете конкретнее рассказать?

— Могу лишь приоткрыть занавес… У нас был заказчик, который поручил анализ обороноспособности одной из стран.  Его интересовала военная структура государства, его военная доктрина, проблемы внутри армии, проблемы с соседними государствами, какое вооружение есть в арсенале, его поставки, скорость развертывания и т.д. И эту информацию мы собирали и анализировали. Выполняли заказ и на тему  развертывания одной из армий на территории Кавказа. А еще до начала событий весны 2014-го отрабатывали запрос клиента по Крыму.

Вопрос: Заказчиком была одна из сторон нынешнего конфликта?

— Нет, заказ был не от РФ и не от Украины. Увы, наши услуги Украине не нужны. Все наши заказчики – иностранцы. И тогда клиент  интересовался возможностью  передислокации атомных подводных лодок, а также ходом испытаний ракет, которые базируются на подводных лодках. Были вопросы по модернизации шасси определенного типа вертолетов – почему их модернизируют?  Мы выяснили: чтобы вертолеты могли садиться на авианосец, т.е. планировалось задействовать их с моря.  Эти вертолеты так и используют сейчас на Среднем Востоке. Вот такими заказами занимается аналитический отдел Омеги.

Вопрос: И какими силами вы решаете довольно серьезные задачи, которые ставит перед ЧВК заказчики? Большой ли штат у Омеги?

— Если вы хотите отправить письмо, то идете на почту. Если же вы хотите, чтобы корреспонденция попала лично в руки адресату – обращаетесь к DHL. Вот мы – DHL. Мы ориентируемся на клиента, на его заказ и подбираем персонал под конкретные задачи. Но так, чтобы не нарушался баланс количество-качество. В кадровой базе Омеги 100-150 человек. Все они  профессионалы высокого класса в своей области. Есть люди с опытом работы в горячих точках. Обязательно знание как минимум английского языка. А также международные сертификаты, позволяющие заниматься определенным видом деятельности. При необходимости привлекаем узкопрофильных специалистов.

Как правило, в пакете услуг мы предлагаем клиенту несколько вариантов (по цене и качеству) решения его вопроса. Если заказ не представляет интереса для Омеги,  то  оставляю за собой право отказа, но при этом посоветую к кому обратиться.

Вопрос: Изменилась ли ваша деятельность в связи с оккупацией Крыма и военными действиями на Донбассе?

— Мы долгое время работали в Крыму. Весь процесс отхода Крыма от Украины видели изнутри. Была информация еще до начала «русской весны» о том, что полуостров будет отходить РФ. Она появилась, если не ошибаюсь, в середине 2013 года.

Вопрос: И что вы предприняли?

— Я пришел в СБУ, посчитав, что обязан поделиться такой информацией. В СБУ мне сказали, что я провокатор.  И пообещали арестовать, если еще раз приду с такими новостями. Там понятно объяснили — такие визиты не желательны. Возможно, они просто не поверили…А может просто не захотели разговаривать с частной военной компанией из-за того, что надо было проверять откуда у нас данные.

Вопрос: А в СБУ вы с улицы пришли или по своим каналам?

— С улицы. Тогда каналов не было. Потом из Крыма мы перебазировались на юго-восток. Долго работали в Луганской и Донецкой областях по одному иностранному клиенту, но параллельно предлагали свои услуги нашим. Писали письма Турчинову. Встречались с представителями МО, МВД, других силовых структур. Вот только до Президента не дошли.  В СНБО максимум, что от нас хотели – письменные аналитические доклады по ситуации.

Вопрос: И все?

— И все. Я ответил: для подготовки такого доклада нужен месяц кропотливой работы. Где гарантия, что потом под ним вы не поставите свои подписи и представите наверх как собственную аналитику?

Тогда у нас была оперативная информация. Например, о передислокации войск в тылу противника, где еще не было украинской разведки.

Я часто вспоминаю тот период.  И свой контакт с человеком из института стратегических исследований при Президенте Украины. А у него был выход на СНБО. Звоню ему и рассказываю, мол, идет передислокация российских войск: артиллерия, Грады, живая сила… На моих глазах останавливали десантников на БМД в Краматорске. Сообщаю об этом, а он мне: «Андрей, извини, ничего не могу сделать – Пасха. Все празднуют…»

Вопрос: Есть ли сейчас востребованность Омеги на Донбассе? Чем могли быть полезны специалисты вашей компании в начале военной операции Кремля на юго-востоке нашей страны?

— В Украине, к сожалению,  к нам нулевой интерес. А в то время, когда мы могли пригодиться, чтобы, к примеру, не допустить тех же котлов (Иловайск, Дебальцево), где полегло столько ребят. Когда это было жизненно важно и можно было повлиять на ситуацию, никого наши предложения не интересовали…

Вопрос: На ваш взгляд, котлы происходили из-за незнания информации или из-за ее игнорирования?

— Думаю, и то, и другое.  Пример празднования  Пасхи в столице, когда на линии фронта расстреливали украинских солдат, весьма красноречив, по-моему. Я не в том статусе, чтобы кого-то обвинять. Просто делюсь опытом…

Вопрос: После триумфального шествия «русской весны» в Крыму Путин рассчитывал на такие же легкие победы на Донбассе. Но споткнулся о наших добровольцах и волонтерах. Вы согласны с этим?

— Согласен. Но есть одно «но». Я считаю, войну надо выигрывать не за счет добровольцев, а за счет профессионалов. Честь и слава добровольцам. Но они – гражданские люди. В то время, как в стране были профессионалы, но их не хотели задействовать.

В мой адрес звучало немало упреков. Мол, если ты знаешь как и умеешь, то почему не пошел защищать? Мы ходили. Пытались тренировать, учить. Выезжали на линию фронта. Предлагали готовить бойцов прямо там. От подготовки все практически отказались, кроме разведки 11 батальона «Киевская Русь».

Приезжаю в расположения одной из частей с предложением провести подготовку бойцов. Выходит пьяный начальник штаба и говорит: «У меня все бойцы обстреляны». Пытался объяснить: кинуть ребят в бой, чтоб они там обстрелялись – дело не хитрое. А вот подготовить их заранее к этому бою – значит сохранить им жизнь. Тот начальник штаба отмахнулся. Мол, у меня сегодня пять «двухсотых», десять «трехсотых», не до тебя…

Был в батальоне «Айдар», когда тот стоял в Счастье. Им предлагал помощь в подготовке. В ответ то же услышал: не надо, все бойцы у нас обстреляны. Вернулся туда через месяц – половины уже нет в живых. То были молодые пацаны. Веселые. Уверенные в победе. Мотивированные. Их просто надо было научить воевать…

Вопрос: А какова ситуация с частными военными компаниями в мире?

— Как любая бизнес структура ЧВК подразумевает вложение определенного капитала, инвестиции.  И не только частные. В США и Британии, например, достаточно солидное финансирование таких структур со стороны государства. Там в состав ЧВК входят члены парламента, крупные банкиры, люди, которые связаны с правительством.  И владельцы компаний не всегда частные лица.

Я же, зарегистрировав Омегу в Украине, плачу за все из своего кармана. И вкладываю в развитие компании то, что зарабатываю. А в состоянии гибридной войны одним автоматом Калашникова не повоюешь. Нужны прицелы, тепловизоры, средства закрытой связи и многое другое.

Вопрос: Вопрос инвестиций, финансирования и прибыли актуален в любом бизнесе. Что кроме денег необходимо для развития частных военных компаний в Украине?

— Мы не просим денег. Нам нужна поддержка. Если хотите получить качественный продукт, дайте нам инструменты. ЧВК необходим правовой статус!

Я помню случай. Это было в Донецке. В морг привезли целый контейнер трупов и местная милиция выковыривала из каждого трупа пули. Затем эти пули пошли на экспертизу. То есть все гражданское оружие, которое было задействовано на Донбассе, думаю, уже пробито по базе. И чем это обернется для гражданских владельцев оружия? Не сейчас. А потом, когда эта база где-то всплывет.

В самом начале событий на юго-востоке Украины мы предлагали нашим властям помощь по политической стабилизации в стране (так это корректно называли). Думали, что там поймут, что это значит… Но нам не ответили.

Позже мы уже открыто говорили: мол, есть сложные участки на передовой и в тылу противника. Предлагаем задействовать группу наших снайперов: мы месяц работаем, нам не мешают, а затем предоставляем видео отчет нашей работы. Нам ответили – нельзя. Почему? «Ведь это же убийство!» — таков был аргумент. Значит, им наших пацанов убивать можно?

Никто не хочет брать на себя ответственность и нарушать закон – посылать «на задание» фактически гражданских людей из ЧВК. Ведь правовой статус у компании нулевой. Мы есть, но нас нет. И работать в таком статусе нельзя.

Вопрос: А сейчас вы выполняете заказы на территории оккупированного неподконтрольного Донбасса?

— Сейчас – нет. После, скажем так, одной ошибки, которую, похоже, я допустил. Я встретился с представителями ВСУ. Назовем их «неординарные солдаты» одного из спецподразделений. Их очень интересовало, каким образом мы ходим через линию фронта туда-сюда между двумя сторонами, и все у нас работает. Интересовала наша легенда. Никакой коммерческой подоплеки в нашей встрече не было. Но мне пообещали взамен замолвить о нашей компании наверху, чтобы там обратили внимание на наши возможности и услуги.

Я рассказал легенду, и объяснил, как она работает. Прошло две недели и я не доехал до Донецка километров семьдесят. Когда был по пути в город, мне позвонил человек с той стороны: дескать,  разворачивайся немедленно — твои фотографии уже на всех блокпостах!

Вопрос: Слили информацию?

— Я не знаю. Но факты таковы. Пока  молчал, все было хорошо. Как только один раз раскрыл рот,  и потекло… Просто повезло, что тогда предупредили. А если бы связи не было? Я бы тут, наверное, с вами не разговаривал.

Это произошло в конце 2015-го. И тогда я задался вопросом: «а не продадут ли нас?».

И вот как работать в такой ситуации: и закон не позволяет, и доверия нет? Они не доверяют нам, а у меня нет доверия к ним.

Вопрос: Какую роль могли бы сыграть украинские ЧВК в гибридной войне, развязанной Россией, если бы на то была, как говорится, политическая воля?

— Во-первых, ЧВК – это удобная структура, так как она не привязана к правительству, к официальной власти. То, что не могут делать официальные структуры, могут делать частные военные компании. Из мирового опыта деятельности ЧВК  знаю, что если что-то пойдет не так, правительства отказываются от знакомства с такими компаниями. И я эти риски понимаю. И те люди, которые работают по таким контрактам, тоже это понимают. Но им за такую работу хорошо платят.

Где-то в 2015 году, когда на территории Украины сильно проявилась диверсионная деятельность противника — пускались под откос железнодорожные составы, а далее важных свидетелей начали расстреливать в затылок и взрывать в машинах прямо на улицах, я задавал вопросы: почему ничего не слышно о подобных актах на территории противника? Что нам мешает дестабилизировать врага изнутри? Он же так делает.

Мы не можем заменить регулярную армию. У нее другие полномочия, функции, количество. Но мы можем заниматься тем, что делают маленькие подразделения. В частности, различные виды специальных операций. Вот здесь мы можем сотрудничать.

Вопрос: Как вы оцениваете создание Сил специальных операций ВСУ? Были ли у вас контакты?

— В подразделениях ССО нам сказали: хотите – приезжайте. Но ни с какими коммерческими структурами мы работать не будем. Хотите — тренируйте так.

Вопрос: Неужели вас даже в качестве экспертов не привлекали?

— Чтобы оценить ситуацию, надо хотя бы месяц с ними поработать. Мне говорили – а как к этому отнесется руководство ССО? На волонтерских основах приезжайте, выкладывайтесь, работайте. Но никакой коммерции.

Если бы у Омеги был спонсор, как в Интернете пишут,(мол, у меня и Кинах спонсор, и Ляшко, и Коломойский), тогда понятно. А так я сотрудникам платить зарплаты должен и соответственно зарабатывать…

Вопрос: Какие функции могли бы выполнять ЧВК в Украине в этой войне?

Сбор информации, ее обработка, анализ, диверсионная деятельность, разведка в тылу противника… Диверсионная деятельность включает много аспектов. Вот здесь мы могли бы поработать. Но сейчас, я думаю, уже поздно.

Вопрос: Почему?

— Ну, потому что вооруженные силы немножко реструктуризировались. Стали лучше. Приглашаются иностранцы-инструкторы. Прогресс есть. Но какой ценой? Тогда, когда можно было избежать жертв, и мы могли быть полезны, в Киеве праздновали Пасху…

Вопрос: Если все же ЧВК в Украине будут развиваться, получат правовой статус, то какие услуги государству вы сможете оказывать? Ведь эта война надолго…

— Война надолго. Тут вы правы. Но думаю, что такой закон вряд ли примут. Потому что идет непосредственная привязка к закону об оружии. Отдельный закон «пробивать» не стоит. Следует вносить поправки к уже существующим законодательным актам.

Но если бы такой закон был, то на территории Украины можно было бы заниматься подготовкой подразделений ВСУ, полицейских… Мы предлагали полицейским несколько раз. Они бесплатно даже не хотят ехать. Мы предлагали даже транспорт для доставки на полигон. Все, что от вас требуется – ваше оружие, патроны и желание. Ни один не приехал! Боятся с нами общаться – что будет, если в Киеве узнают, что мы тренировались с ЧВК? Полетят погоны, привилегии и т.д.

К нам на полигон приезжают люди в форме пострелять. Я вижу, что у них плохо получается. Предлагаю помощь – давайте потренируемся вместе, когда будет время. Мы могли бы заниматься подготовкой, но никто не хочет.

Также можем охранять важные стратегические объекты. Охрана госграницы. Патрулирование. Сбор информации в тылу противника. Все, что могут делать малые группы, укомплектованные многопрофильными профессионалами.

Вопрос: В России ведь существуют ЧВК?

— Существуют. Они принимали участие в событиях на юго-востоке Украины, сейчас задействованы в Сирии, где, по сути, представляют интересы России. То же самое мы могли бы делать от лица Украины.

Вопрос: Российские ЧВК в Сирии в качестве «зеленых человечков» или у них есть другой статус?

— Статуса как такового быть не может. Это «серый» элемент. Статуса ЧВК в составе ВС РФ нет. Но они есть. И это очень удобно.

Вопрос: Это серые человечки? Не зеленые как в Крыму?

— Тогда зелеными человечками называли всех, кто носил военную форму (без шевронов). И ЧВК там тоже были. Это было для них хорошее начало. Они прошли обкатку на нашем юго-востоке, а потом передислоцировались в Сирию для более серьезных боевых действий.

Вопрос: Откуда они взялись?

— Ну, там (в РФ) тоже не тупые люди сидят. Они поняли, что ЧВК – достаточно интересный элемент, если его правильно использовать. Но для этого должен быть какой-то регуляторный орган, который контролирует действия ЧВК. Частная военная компания должна кому-то подчиняться. В противном случае она превращается в организованную преступную группировку.

Идеально, конечно, когда ЧВК сотрудничает напрямую с правительством. Когда затрагиваются вопросы безопасности страны или ВПК, то контроль должен быть серьезным.

Россия посмотрела, как это происходило в Ираке, Афганистане, и по этой модели сделала свои ЧВК. Но их надо было где-то попробовать. Они их обкатали и теперь они достаточно эффективно работают вместе с силами спецопераций в Сирии.

Вопрос: Если бы вам поступил заказ от РФ, вы бы его выполняли?

— Нет, конечно. Мы не выполняем заказы, которые несут вред нашему государству.

Вопрос: Омега, как консалтинговая военная компания, могла бы принимать участие в Гособоронзаказе, если бы там были прописаны соответствующие услуги?

— Конечно. Изначально я создавал ЧВК в Украине именно для сотрудничества с правительством. Я хотел добиться правительственных контрактов. В противном случае, я мог бы зарегистрировать компанию в оффшоре и горе бы не знал…

Омега прошла международную сертификацию качества на военный консалтинг, специализированную подготовку и охранные услуги. На международном уровне нас постоянно проверяют, пишем отчеты. Уровень подготовки, уровень качества услуг, которые мы предоставляем, соответствует европейским стандартам качества в этой деятельности.

Вопрос: Поэтому вы вступили в Лигу оборонных предприятий Украины?

— Это одна из причин. Но есть и другая – выход за рубеж. Здесь мы не выживем как бизнес. А вот зарубежные заказчики охотно сотрудничают с нами. Например, сегодня одного из наших клиентов интересует борьба с международным терроризмом. В частности – ИГИЛ. Парни оттуда слишком много шумят в его стране. Нашего клиента интересует как можно с этой организацией бороться? Вот сейчас мы над этим работаем. А в Украине, увы, с частными военными компаниями не хотят иметь дела.

Источник: opk.com.ua

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Україна закупила лінії для виробництва снарядів та починає будівництво патронних заводів

Влітку цього року відбулись певні зміни в формуванні Держоборонзамовлення, у жовтні міністр економрозвитку Степан Кубів запропонував ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com