Головна / Статті / Військова тема / Неизвестные герои. Хмельницкий счет донбасской войны.

Неизвестные герои. Хмельницкий счет донбасской войны.

Весной 2014 года перед началом активных боевых действий на Донбассе, единственными боеспособными подразделениями ВСУ оказались лишь части спецназа: два отдельных полка (8-й «Хмельницкий» и 3-й  «Кировоградский»), а также небольшой по численности 140-й Центр Сил Специальных операций.

В силу специфики подготовки именно бойцы этих подразделений и стали основой гибридной войны в начале войны – фактически универсальными. Тем более, что, что например, 8-м полку задолго до войны служили исключительно контрактники – а это натренированные и морально устойчивые мужчины.

Впоследствии с развертыванием масштабов применения вооруженных сил спецназовцы приступили к выполнению своих специфических задач. Так, «фишкой» 8-го полка является глубинная разведка. Поэтому кстати их боевая донбасская биография в силу такой специфики очень редко попадала в СМИ.

Перед выходом на боевое задание
Итак, 8-й отдельный полк специального назначения  Сухопутных войск Вооруженных Сил Украины ведет свою родословную от 8-й отдельной бригады специального назначения ВС СССР, которая с 15 декабря 1962 года базировалась в городе Изяслав Хмельницкой области. Интересно, что по документам сферой ответственности бригады в будущей войне была Франция.

По всей видимости, это привело к тому что в 1960-1990-е годы бойцы получили достаточно солидный боевой опыт. Боевым крещением стала операция «Дунай» на территории Чехословакии (сентябрь 1968 года), затем был Афганистан.

Поистине легендарный 186-й отдельный отряд спецназа воевал в юго-восточном Афганистане с апреля 1985 года по 1988 год. Бойцы отметились в многочисленных операциях по блокированию поставок вооружения и боеприпасов из Пакистана, став одним из самых результативных среди восьми советских отрядов специального назначения, которые действовали на территории ДРА.

За время пребывания в командировке 84 разведчика отряда награждены орденами и медалями. При этом трем военнослужащим присвоено звание Героя СССР – капитану Горошко Я. П., старшему лейтенанту Онищуку О. П. (посмертно) и младшему сержанту Исламову Ю. В. (посмертно). При этом потери составили 42 человека.

В 1990 году личный состав 8 обр СпН участвовал в восстановлении правопорядка и локализации этнических конфликтов в республиках Закавказья бывшего СССР. И все это на фоне многочисленных учений – вспомним только «Весна-75», «Авангард-76», «Запад-81», «Дозор-86», «Осень-88».

С обретением Украиной независимости бригада была переподчинена Министру обороны Украины, а личный состав воинской части присягнул на верность украинскому народу. В сентябре 2003 года 8-я отдельная бригада специального назначения была переформирована в 8-й отдельный полк специального назначения и подчинена 4-й Службе Специальной разведки Главного Управления Разведки МО Украины. В 2004 году согласно директиве Министра обороны Украины 8 оп СпН был передислоцирован в город Хмельницкий.
Бойцы полка в базовом лагере на приграничной территории
В годы независимости бойцы полка принимали активное участие во многих международных учениях и миротворческих операциях. Всего более 300 военнослужащих 8 оп СпН приняли участие в миротворческих операциях во всех уголках мира. При этом одним из самых сложных испытаний для личного состава стало участие в миротворческой операции в Ираке.

Сразу после аннексии Крыма а базе полка стали формироваться сводные группы – настоящие «пожарные команды», которые бросали в самые горячие точки. В начале апреля одна группа была переброшена в Луганск. Бойцы уже спланировали штурм захваченного сепаратистами здания СБУ, используя как плацдарм недостроенное 16-ти этажное здание позади. Однако в последний момент приказа не последовало и группу отозвали. Блокировали спецназовцы и харьковские аэродромы, так как в тот момент велика была вероятность их захвата.

Еще одна группа была переброшена на Краматорский аэродром – «подпирать» части 25-й воздушно-десантной бригады. Причем тут по воспоминаниям бойцов: «Были в окружении, и таком крепком, что еду, боеприпасы и медикаменты даже не могли подвезти. Все это «добро» сбрасывали на парашютах. Что действительно выглядело, как манна небесная».

Бойцы сводной группы в Старобешевском районе, август 2014 г.
Летом спецназовцы 8-го полка активно действовали в районе Луганского аэропорта. «В летние месяцы войны группа постоянно находилась на задании. Войска шли вперед, нужна была развединформация. В районе аэропорта группа работала на износ. Почти не ели и не спали. Неделями. Зато мы знали, где находится противник, какие у него силы и огневые средства…»

Конкретных дат боестолкновений привести на сегодня сложно – настолько много их было. Удалось восстановить описание только одного боя, да и то только потому что тогда спецназ понес потери. По воспоминаниям старшего разведчика Иван Голубки ситуация развивалась следующим образом: «В тот день, 20 июля, мы выдвинулись на Луганский аэропорт, боевые позиции вокруг которого удерживали наши бойцы, заблокированные террористами. У защитников аэропорта уже было несколько «двухсотых» и «трехсотых», у них заканчивались боеприпасы, вода, еда, медикаменты.

Командование поставило перед нами задачу — разведать ситуацию на дороге, ведущей в аэропорт, или, как мы еще говорим, прорвать коридор. Вслед за нами должна была отправляться колонна военнослужащих в подкрепление бойцам, сражающимся за стратегический объект. Мы приступили к выполнению приказа, но тревожные предчувствия не давали покоя. А ведь чутье для разведчика много значит. Об этом я и доложил командиру разведгруппы капитану Александру Петраковскому. «Пусть сами погибнем, но колонна с восьмьюдесятью единицами техники и людьми уцелеет», — спокойно ответил командир.

Командование за картами, учения
Как оказалось, чутье нас не подвело. В чистом поле почти у самого аэропорта мы нарвались на засаду противника. Боевики поливали нас минометным огнем. Наш грузовик «Урал» загорелся, сложенные в кузове ящики с боеприпасами стали взрываться. Мы еле успели выскочить из автомобиля, а некоторых выбросило взрывной волной. По приказу командира заняли круговую оборону. Как раз в это время командир подполз к младшему сержанту Рябчичу и спросил, почему тот без каски. Как оказалось, ее сорвало во время обстрела. Капитан тут же снял с себя каску и приказал подчиненному надеть ее. Мы с еще одним сослуживцем подбежали к капитану и прикрыли собой, чтобы пули и осколки его не задели. Многие из наших бойцов уже были ранены. Те, кто мог отстреливаться, автоматными очередями «укладывали» боевиков, которые направлялись добивать нас. Во время очередного взрыва от «Урала» оторвалось крыло, рухнув прямо на нас троих. Увидев залитое кровью лицо командира, я достал из аптечки пакетик с кровоостанавливающим препаратом и засыпал им рану в лобной части головы. Кровотечение прекратилось. Несмотря на ранение, капитан держался стойко. Он приказал забирать раненых и отходить в лесок. И сам вместе с теми, кто уцелел, переносил раненых с поля боя. Оказавшись в более-менее безопасном месте, мы перебинтовывали друг друга, кололи обезболивающие. А еще по радиостанции сообщили на базу, что попали в засаду, и передали свои координаты, попросив, чтобы нам помогли эвакуироваться. Подмогу ждали около часа…»
После удачно проведенной операции
Концом луганской командировки лета 2014 года полка стал массированный обстрел базового лагеря сил АТО в селе Победа. «Слов не хватает, чтобы описать эту картину: все рвется, зарево на все небо… Очень много материальных средств уничтожили нам».

Воевали бойцы 8-го полка также в районе Саур-Могилы, выходили из Иловайска, а зимой 2015 года – из-под под Дебальцево. Воюют и сейчас – причем опять таки по профилю – за линией соприкосновения.

«Когда мы уходим на ту сторону, то никак не поддерживаем связь с командованием, штаб не знает, где мы находимся. Если есть покрытие мобильной сети – звоним по телефону. Рации не достают. Во время Второй мировой войны были дальнобойные радиостанции у спецназа, а сейчас ничего нет. Если группе нужна поддержка: попали в засаду или надо эвакуировать раненого – надеяться не на кого. Нет ни связи, ни сил и средств у командования это сделать. И вертолеты не летают – запрещено Минскими соглашениями».

 «На Востоке война своеобразная – более позиционная. Порой приходится стрелять «на вскидку», постоянно меняем позиции, а местами приходится ориентироваться  в самой темной ночи. Мы же не на линии, так сказать, фронта, мы – перед ею. Это наша задача – выявить врага. Главный дозор. И обнаруживаем. Потому что лучших нас в армии нет. На то мы и спецназ военной разведки».

За годы войны в полку погибло 11 военнослужащих (восемь в 2014-м и три в 2015-м), причем все потери боевые.

Источник: http://antikor.com.ua (автор:Виктор Северский)

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Война в слепую

Связь всегда являлась и остается “нервной системой армии” и насыщение вооруженных сил современными средствами связи ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com