Головна / Статті / Авторські блоги / Кордильеры в огне (авиация в эквадорско-перуанских конфликтах).
парк ВВС Эквадора в одной фото: «Ягуар», «Кфир» и «Мираж» F.1

Кордильеры в огне (авиация в эквадорско-перуанских конфликтах).

История использования военно-воздушных сил Эквадором и Перу в своих конфликтах середины 20 века. Объемный и довольно интересный труд, о малоизвестных в наших краях войнах, от военного историка Михаила Жирохова.

История пограничных конфликтов между Перу и Эквадором ведет свое начало в 1840 году и связана прежде всего с тяжелым колониальным наследием, когда испанские власти проводили линии границ без учета исторических реалий.

История конфликта в ХХ веке традиционно начинается в 1941 году с серии локальных стычек и боев на границе, которые вскоре переросли в полномасштабную войну. Пятнадцатитысячный перуанский корпус смог опрокинуть эквадорские части и захватить провинцию Эль Оро. Правда, это был единственный успех Лимы, так как очень быстро отреагировали международные посредники – Аргентина, Бразилия, Чили и США – усадив стороны за стол переговоров. В результате в 1942 году был подписан так называемый «Протокол Рио», фактически мирный договор. Основным положением было освобождение перуанцами захваченных территорий.

После подписания мирных соглашений совместная комиссия начала работу по демаркации границы между государствами. Это была крайне сложная задача, так как зачастую условная линия проходила по непроходимым джунглям, куда не ступала нога человека.

Мало того, стороны так и не определились с основным противоречием – из-за того, что граница должна была проходить по реке, то Эквадор настаивал на международном принципе раздела пограничных рек, согласно которому границей между двумя государствами считается середина главного фарватера реки. С этим не согласились перуанцы. Речкой преткновения стала Ценепа.

Так продолжалось до 1950 года, когда Эквадор в одностороннем порядке вышел из мирного процесса. В Перу тоже зазвучали враждебные нотки.

Спорными были объявлены 78 км границы (при том, что 1600 км уже были демаркированы). Для того, чтобы защитить свои интересы обе стороны лихорадочно строить блок-посты на спорных территориях: эквадорцы на высотах Кордильера дель Кондор, а перуанцы – в долине Ценепы. Именно эти укрепленные позиции фактически и стали поводом для двух войн между Эквадором и Перу.

В них большую роль сыграла авиация. Так как при ведении боевых действий в непроходимых джунглях авиация – это и средство доставки десанта, эвакуации раненых, воздушная разведка и огневая поддержка с воздуха. Поэтому эффективная борьба с вражескими летательными аппаратами зачастую может определить исход конфликта.

Одними из самых мощных и современных ВВС в Латинской Америке всегда располагало Перу. Первый авиационный корпус появился в стране в 1919 году, на вооружении состояли самолеты британского и французского производства. В ходе войны 1941 года перуанские летчики достаточно эффективно применяли истребители «Норт Америкен» NA.50 и бомбардировщики «Капрони» Ca.310. В ходе Второй Мировой войны эти машины были сменены американской техникой: Р-47 «Тандерболт», В-25 «Митчелл» и «Локхид» PV-2 «Гарпун». А в 1955 году на вооружение стали поступать первые реактивные самолеты. Ими стали 12 американских истребителей F-86F «Сейбр» и F-80C «Шутинг стар».

Уже в этот период перуанцы попытались нарушить полную монополию США в поставках оружия в Латинскую Америку. Так, в 1956 году были закуплены британские «Хантеры» F.Mk.52, которые вместе с «Сейбрами» составляли основу воздушной мощи страны вплоть до середины 70-х годов.

Вместе с «Хантерами» с «Туманного Альбиона» прибыли и восемь бомбардировщиков «Канберра» B(I).Mk.8. Следующий этап перевооружения начался в 1965 году, когда была получена очередная партия из восьми «Канберр» (шесть модификации B.Mk.2 и две T.Mk.4).

В 1968 году во Франции также был размещен заказ на 16 истребителей «Мираж» 5. Таким образом, Перу становилась первой южноамериканской страной (и второй латиноамериканской после Кубы), на вооружении ВВС которой появились сверхзвуковые истребители.

Одновременно с прибытием первых «Миражей» в США была закуплена партия учебно-боевых «Цессна» Т-37 и А-37В.

В следующие годы Перу пыталось найти замену стремительно устаревающим «Сейбрам», но наталкивалась на яростное противодействие официального Вашингтона. А в условиях «двухполярного» мира это означало только одно – сотрудничество с противником США – СССР.

Уже в 1974 году был подписан контракт на поставку 32 истребителей-бомбардировщиков Су-20М и двух учебно-боевых Су-22У (общая стоимость $250 миллионов). А в 1980 году перуанцы заказали дополнительную партию в 16 Су-22М.

Су-22М-4 ВВС Перу
Су-22М-4 ВВС Перу

Самой большой проблемой для перуанцев в эксплуатации Су-22 стала небольшая дальность полета. Поэтому вскоре с французской помощью начались работы по возможности установки оборудования для дозаправки в воздухе. Однако из-за нехватки финансирования дальше опытов дело не пошло.

В конце 70-х годов основные усилия были направлены на модернизацию имеющегося парка «Миражей». Таким образом, были проведены работы, примерно соответствующие уровню пакистанских «Мираж» 5P-3 (было установлено новое оборудования кабины, система отстрела тепловых ловушек и прочее). По некоторым неподтвержденным данным при этом часть машин получила возможность применения ПКР АМ.39 «Экзосет».

В 1982 году в рамках солидарности с Аргентиной, которая на тот момент находилась в состоянии войны с Великобританией, десять не модернизированных «Миражей» были проданы Буэнос-Айресу, а полученные деньги были вложены в контракт по закупке более современных «Мираж» 2000P (при этом стоит отметить, что перуанцы отказались по разным причинам от более дешевых советских МиГ-23).

Несмотря на провал МиГа в конкурсе, советско-перуанские отношения в 80-е годы находились на подъеме. За поддержку на международной арене Кубы страна получила 12 боевых вертолетов Ми-25, а также некоторое количество транспортных Ми-8 и Ми-17. В 1990 году как минимум семь Ми-25 и несколько Ми-8 было закуплено в Никарагуа, которая после окончании гражданской войны не нуждалась в столь дорогостоящей технике. Таким образом, на 1995 год в строю перуанских ВВС находилось не менее 15 Ми-25.

В 1990-е годы головной болью для перуанских военных стало поддержание в летном состоянии «Канберр». Дошло до того, что на запчасти в Южной Африке были куплены несколько нелетающих машин. Из-за недостатка финансирования проекты модернизации британских машин и оснащения управляемым оружием были нереализованы и самолеты могли использоваться как обычные бомбардировщики, буксировщики мишеней или разведчики.

Военно-воздушные силы Эквадора были основаны в 1920 году, при этом большая часть летчиков прошла летную подготовку в Италии, а на вооружении состояли машины итальянского и американского производства. Однако общее экономическое положение страны было весьма нестабильными и к началу 1950-х годов основной ударной силой была эскадрилья Р-47 «Тандерболт», подкрепленная транспортной на «Дугласах» С-47.

Современная история эквадорских ВВС началась в начале 50-х годов, когда в Великобритании были заказаны 12 истребителей «Глостер» «Метеор» FR.Mk.9 и шесть бомбардировщиков «Канберра» B.Mk.6.

В начале 70-х годов, когда начала намечаться конфронтация с Перу, встал вопрос о модернизации самолетного парка. Однако из-за нехватки средств было решено купить всего лишь партию легких штурмовиков – британских BAC «Страйкмастер» Mk.89: в 1972 г. были заказаны восемь машин, в 1976 г. – еще шесть. Из-за больших потерь в авариях (к середине 80-х шесть штурмовиков) в 1987 и 1988 гг была закуплена дополнительная партия.

В апреле 1976 года «Страйкмастеры» были дополнены 12 «Цессна» A-37B (а с середины 1986 г. – еще и 25 «Локхид» AT-33AS).

Перуанские штурмовики Су-25
Перуанские штурмовики Су-25

Параллельно в 70-е годы эквадорцы искали дешевый вариант закупки реактивных истребителей. Поначалу они остановились на израильских IAI «Кфир» С.2, однако американцы наложили эмбарго на их поставку (из-за того, что на них были установлены двигатели General Electric J79). Поэтому командование ВВС Эквадора обратило внимание на французских «Миражах». Долгие переговоры завершились в конце 1977 г. подписанием контракта на 16 «Миражей» F.1JA и двух F.1JE. В Эквадор «Миражи» поставлялись в стандартном варианте и только в конце 80-х были модернизированы с помощью израильских специалистов (в частности, были значительно усилены ударные возможности – так, самолеты смогли нести по восемь бомб Р-1 израильского производства).

В 1974 году Эквадор стал первым заказчиком самолетов SEPECAT «Ягуар», заказав 10 одноместных в варианте International ES и два двухместных International EB, поставка которых началась в 1977 году. Истребители-бомбардировщики поставлялись в самом экономичном варианте, без возможности применения управляемого оружия.

«Ягуары» заменили в строю устаревшие «Канберры», при этом эксплуатировались весьма активно:  так, в 1980 году в летном состоянии оставались только три самолета.

В начале 1981 года Эквадор наконец получил согласие США на поставку из Израиля истребителей «Кфир». Сразу была заказана партия в 10 одноместных С.2 и два двухместных ТС.2. Эти самолеты использовались как истребители-перехватчики, основным вооружением которых были УР ближнего боя «Шафрир» Mk.II.

Возвращаясь к взаимоотношениям между Перу и Эквадором, то стоит сказать, что к началу 80-х годов они очень ухудшились.

Еще в 1977 г. перуанцы оставили три пограничных поста на спорной территории восточного склона горного хребта Кондор: PV-22, PV-3 и “новый” PV-4. Эквадорцы попытались воспользоваться этим и в январе следующего года предприняли нападение на перуанскую территорию, но были отбиты.

Через три года Кито организовал новую акцию, скрытно осуществив вторжение в спорный район. 22 января 1981 года, в 11:45, экипаж вертолета Ми-8Т ВВС Перу обнаружил, что в район брошенного перуанского наблюдательного PV-22 выдвинулись эквадорские десантники. Для вторжения эквадорцы сосредоточили 120 коммандос, 80 парашютистов и 40 пограничников, которых перебросили вертолетами в Пакуишто Альто, откуда началось выдвижение. Для поддержки своих войск они дополнительно перебросили одну гаубицу американского производства.

Оценив ситуацию, перуанское командование предприняло первую в истории Южной Америки крупную вертолетно-десантную операцию. В результате последовавших боев перуанским войскам удалось выбить эквадорские части со своей территории, захватив пост и взяв в качестве трофеев гаубицу и счетверенную зенитную установку 12.7мм на прицепе М-20. Очень заметную роль в конфликте сыграли вертолеты Ми-8Т, которые использовались не только для перевозки личного состава и грузов, но и для непосредственной поддержки войск, израсходовав 250 неуправляемых ракет С-5КО.

Что касается общих цифр  потерь, то они были мизерны: у перуанцев убито 12 солдат и сбит вертолет, а эквадорцы официально объявили о 16 погибших и 30 раненых…

Стоит немного остановится на обстоятельствах сбития перуанского Ми-8Т (бортовой ЕР-576). Это произошло 19-го февраля 1981 года, когда борт пилотируемый экипажем майора Пачеко Рубено Палансо с десантниками на борту, попал под огонь эквадорцев. В результате обстрела был смертельно ранен пулей летчик-штурман лейтенант Джулио Понке Антунез де Майоло. Спасая пассажиров, командир направил почти неуправляемую машину в реку, чем смягчил удар и позволил большинству пассажиров избежать травм. Второй вертолет капитана Джозефа Грахама Аюллона сумел высадить десант под огнем и таким образом переломить ход боя.

Усилия дипломатов привели лишь к прекращению огня и отводу войск, а корни конфликта вырваны не были и в сущности должны были рано или поздно дать новые всходы. Напряженность в спорном районе продолжала сохраняться. Не имелось недостатка в инцидентах.

Напряженность на пограничье  продолжала оставаться долгие годы, материализуясь в стычки патрулей и нарушения воздушного пространства летательными аппаратами сторон. Все это закончилось в январе 1995 года очередной войной.

После столкновений 1981 года обе стороны стали массово строить базы в джунглях в районе спорной территории. Непосредственно на линии соприкосновения находились наблюдательные посты. Некоторые посты и базы находились друг напротив друга буквально на расстоянии «вытянутой реки». Однако тут же стоит отметить, что в условиях джунглей даже 20 км это достаточно большое расстояние.

После заключения соглашения о статус-кво в 1992 году Эквадор не настаивал на разделении границы в районе Кондор Кордилльера. При этом патрулирование ограничивалось пешими патрулями (так как, например, ближайшая асфальтированная дорога на перуанской территории находилась в 300 км от Кондор Кордилльера).

Поэтому нет ничего удивительного, что для снабжения приграничных баз перуанцы активно использовали авиацию, в частности транспортные самолеты Ан-32, Ан-72 и Y-12, а также вертолеты Ми-8, Ми-17 и Bell 212. При этом основным перевалочным вертолетодромом был пограничный пост PV-1 (высота 845 м над уровнем моря).

Конечно, каждый вылет между Алегрия и Кондор Кордилльера для вертолетчиков был связан с огромными трудностями. Погодные условия менялись буквально каждые несколько минут, сказывалось также полное отсутствие радиолокационного поля для управления авиацией.

В начале 1995 года эквадорская армия начала концентрацию войсковых частей, прежде всего частей спецназа, в районе Ценепы. Началось также усиление существующих гарнизонов. Все это не могло остаться без внимания перуанцев.

Вечером 9 января около 17:30 перуанский пеший патруль из четырех человек, находясь на перуанской территории, столкнулся с патрулем эквадорской армии. Перуанские солдаты были разоружены и захвачены в плен, но уже в следующий день возвращены на пост PV-1. Аналогичный инцидент произошел и утром 11 января.

На фоне постоянных провокаций стороны продолжали наращивание сил – так, перуанцы привлекли дополнительное количество как легких транспортных самолетов DHC-6 и Y-12, так и вертолетов Ми-8.

Следующим этапом стала разведка сил противника, а также переброска огневых средств. 21 января

МиГ-29 ВВС Перу
МиГ-29 ВВС Перу

перуанцы вертолетами смогли перебросить на линию противостоянии несколько минометов и легких орудий, из которых немедленно был начат обстрел вражеских позиций. В ответ командир эквадорского 65-го батальона отдал приказ подавить вражеские огневые точки. В это же время перуанские спецназовцы начали инфильтрацию в тыл противника. Война понемногу набирала обороты.

Утром 22 января эквадорцы перешли в контрнаступление. Пройдя за четыре дня несколько десятков километров по джунглям бойцы утром 26 января внезапно атаковали перуанский пост в районе Тивинца.

Потеряв несколько человек убитыми, перуанцы были вынуждены оставить стратегически выгодную позицию, надеясь вскоре подтянуть резервы и вернуть ее.

27 января президент Эквадора объявил о введении в стране военного положения, в ответ в Перу началась мобилизация, были отменены рейсы двух перуанских авиакомпаний в Киото, столицу Эквадора.

28 января 1995 года в 07:45 перуанцы атаковали эквадорские позиции в Тивинце. Причем когда первая атака захлебнулась, то вторую (примерно в 11:05) уже поддерживали несколько вооруженных Ми-8 и Ми-17. Однако и она была отбита. Тогда в 12:05 в районе появились первые перуанские истребители-бомбардировщики. Однако сходу определить позиции противника не удалось, а после сообщений о появлении пары эквадорских «кфиров» они и вовсе ретировались.

С началом фазы активных боевых действий перуанцы поставили в строй все возможные самолеты и вертолеты. Правда, общее состояние ВВС было крайне тяжелым. Так, в воздух могли подняться только семь Су-22 и Су-22М. Еще двадцать самолетов считались ограниченно годными и их в воздух не поднимали, держа в резерве. А этот резерв считался необходимым, так как в случае войны планы предусматривали массированную атаку ближайшей авиабазы эквадорских ВВС Талара, с разгромом которой об участии в войне авиации противника можно было бы забыть. По этой же причине в ходе не пускали все «Миражи» 5P.

Более действенной мерой стала переброска ближе к линии фронта восьми штурмовиков А-37В, а также несколько боевых Ми-25, а также вооруженных Ми-8, Ми-17 и Bell 212. На случай полномасштабной войны в летной школе около Писко для ночных атак стали готовить учебные EMB.312/AT-27 «Тукано».

Основной задачей для армейской авиации Перу стала массированная переброска войсковых подразделений из южной и центрального Перу в Бакуа, откуда планировался основной удар.

парк ВВС Эквадора в одной фото: «Ягуар», «Кфир» и «Мираж» F.1
парк ВВС Эквадора в одной фото: «Ягуар», «Кфир» и «Мираж» F.1

С эквадорской стороны условия работы авиации были несколько лучше, так как сеть коммуникаций была развита гораздо лучше. Поэтому в короткий срок ВВС Эквадора смогли выставить 12 «Миражей» F.1JA, 10 «Кфир» С.2, 10 «Ягуаров» и десять А-37В. При этом ударные «Ягуары» командование придерживало на случай «большой войны» (забегая вперед, отметим, что всю войну они так и простояли на прибрежных аэродромах в готовности №1).

Несмотря на универсальность, «Миражи» и «Кфиры» использовали исключительно как перехватчики. Однако армейское командование учло опыт боев 1981 года и в район Кордильер были переброшены практически все наличные расчеты ПЗРК «Блоупайп» и «Игла». При этом все они вместе с перехватчиками были объединены в единую сеть, что впоследствии стало неприятным сюрпризом для перуанцев.

После окончательных приготовлений 29 января в 10:00 перуанцы начали массированное наступление в районах Тивинца, Куэва де лос Тайос и других. Поддержали их артиллерия и истребители-бомбардировщики.

В ответ эквадорцы стали массово применять ПЗРК и за короткий срок смогли фактически завоевать господство в воздухе. Сначала был сбит Ми-8ТВ (EP-587), причем погиб весь экипаж в составе капитана Луиса Гарсия Рояса, лейтенанта Августа Гуитерро Мендоза, техника Викториано Валердеса и двух рядовых – Рубена де ла Круз Гуаркайя и Густаво Бегазо Гонсалес. Эквадорцы также претендовали на еще один сбитый вертолет, однако подтверждения с перуанской стороны нет до сих пор. В свою очередь перуанские войска смогли выбить противника с трех постов, потеряв всего одного человека убитым, семерых раненными и шестерыми пропавшими без вести.

Однако припасы находились на исходе и перуанцам понадобилось два дня, чтобы начать наступление заново. Это наступление тоже развивалось по нескольким направлениям, однако вскоре было остановлено.

Следующая перуанская атака началась 1 февраля при поддержке штурмовиков А-37, вертолетов и артиллерии. За два часа наступавшие понесли серьезные потери, напоровшись на минное поле (всего по эквадорским данным от противопехотных мин в ходе конфликта погибло как минимум 130 перуанских военных). После эвакуации убитых и раненных, перуанское командование продолжило наступление только на следующее утро.

Перуанские ВВС за это время выполнили как минимум десяток боевых вылетов без противодействия авиации противника. Это было связано прежде всего с тем, что эквадорские перехватчики достигали района боевых действий за 20 минут, когда вертолеты и самолеты уже успевали уйти вглубь перуанской территории. Тем не менее, в печати встречаются утверждения, что «Миражи» 2000P совершили несколько вылетов на эскортирование штурмовиков А-37.

Можно сказать, что ударной силой эквадорцев на тот момент была сводная группа из четырех «Кфир» С.2 и двух «Миражей» F.1JA, созданная 9 февраля, а через день на авиабазе Манта около Макаса были сформированы три звена по два штурмовика А-37 в каждом (всего 12 летчиков). Обеими подразделениями командовал полковник Вильсон Сальгадо (по совместительству и командующий локальным командным центром). В его распоряжении были также две станции РЛС.

С 3 февраля над полем боя появились эквадорские A-37B и «Страйкмастеры». Интересно, что практически в каждом вылете их прикрывали «Миражи» и «Кфиры». Такая тактика привела перуанских летчиков в состояние легкого ступора – ведь их никто не прикрывал!

В следующие несколько дней развернулись ожесточенные бои, в ходе которых стороны старались переломить общий ход боевых действий в свою сторону. При этом в бой было брошено буквально все – так, утром 5 февраля база Base del Sur подверглась налету шести AT-27, а в ночь на 6-е число эквадорскими зенитчиками была сбита «Канберра» B.Mk.68 (погиб экипаж в составе капитанов Перси Филиппса и Мигеля Алегре). Ясное дело, что перуанцы постарались представить этот случай как столкновение с горой в условиях плохой погоды. Тем более, что тел экипажа и обломков самолета не найдено и по сей день.

Случай со сбитием «Канберры» ясно показывает, что командование перуанских ВВС стало искать возможность увеличения сбрасываемого тоннажа бомб, что в первую очередь было вызвано массированным применением противником ПЗРК. В этих условиях более скоростные и высотные «Канберры» были менее уязвимы, чем те же А-37 или вертолеты.

Насколько была велика опасность для вертолетов в районе боевых действий хорошо показали события 7 февраля. Около 14:20 несколько перуанских Ми-25 атаковали эквадорские позиции в районе Base del Sur, но были встречены целым градом ракет «Игла». Один из вертолетов (ЕР-646)  был сбит сразу (причем в него попали две или три ракеты одновременно), у экипажа (полковник Марко Шэнон Олива, капитан Рауль Вера Коллахуазо и рядовой Эрик Диас) не было никаких шансов спастись. Примерно в это же время эквадорцы претендуют на сбитый «Боинг»  CH-47 и Bell 212. К этим сообщениям стоит отнестись с большой долей скептицизма, так как массивные «Чинуки» перуанцы в районе боев не применяли, а Bell 212 использовались как авианаводчики вне зоны действия вражеской ПВО.

Большую активность 7 февраля проявила и эквадорская авиация. Наводимые с T-34C «Турбо Ментор» группы А-37В под прикрытием «Кфиров» атаковали перуанские позиции в районе горы Кондор. В этом вылете самолет полковника Брионеса был поражен ракетой ПЗРК, однако благополучно пришел на базу. А-37В был отремонтирован в тот же день.

После провала попытки мирных переговоров 9 февраля бои разгорелись с новой силой. При этом перуанцы решили использовать свой основной козырь – ударную авиацию .за день летчики выполнили примерно 16 боевых вылетов, причем в них были задействованы и «Миражи» 5P и Су-22 (то есть в бой были брошены все резервы). Основным целями атак были Coangos и Base del Sur. Активность авиации продолжилась и ночью, когда «Канберры» бомбили позиции противника в районе Ценепы. Утром 10 февраля налеты А-37 и Су-22 сместились в район Тивинцы и Куэва де лос Тайос. В боях по некоторым данным были сбиты два Ми-8.

Появление в районе боев перуанских истребителей-бомбардировщиков потребовало от эквадорцев принятия адекватных мер. В первую очередь была ближе к фронту передвинута РЛС «Halcon», что позволило контролировать северную часть Перу.  В итоге, около 12:42 дежурный доложил о том, что к району боев со скоростью 300-400 км\ч движется пять воздушных целей. Однако вместо быстрого подъема дежурных истребителей, поначалу дежурный отдал приказ вывести из района боев все эквадорские самолеты и вертолеты.

И только после этого в 12:47 последовал приказ о перехвате парой «Миражей»  F.1JA и парой «Кфиров». В 12:49 пара «Миражей» (капитан Рауль Бандерас (FAE807) – капитан Карлос Ускатеги Соли (FAE806) направилась в район боев. Следом пошли «Кфиры»: капитан Маурицио Мата (на FAE905) и капитан Вильфридо Мойя (на FAE909). Когда самолеты уже шли на юго-восток, в 12:55 командование направило в район авианаводчик T-34C для того, чтобы избежать «дружественного огня».  Мало того, в 12:53 в воздух были подняты и два А-37.

Эквадорские истребителя, подойдя в район патрулирования, сделали несколько кругов, так как в отличие от предыдущих случаев выше находились истребители прикрытия (вероятно, «Мираж» 2000P), которых не было видно на экранах РЛС. Тем временем, радары самолетов фиксировали пару Су-22М (полковник Виктор Мануэль Мальдонадо – Бегаза и майор Энрике Кабалльеро Оррего), летчики которых «срезали угол», войдя в эквадорское воздушное пространство на 16 км и шли параллельно границе на высоте 600 метров, готовясь атаковать Тивинцу.

Бандерас вывел двигатель на форсажный режим и стал строить маневр, чтобы войти в хвост перуанской паре. Практически сразу в его кабине зазвучал сигнал облучения вражеской РЛС. Игнорируя его,  в 13:15 капитан Ускатегуи выпустил ракету R.550 «Мажик». Его ракета поразила цель и через несколько секунд полковник Мальдонадо-Бегаза катапультировался из разваливающегося самолета. Бандерас поразил второй Су, который однако продолжил полет. Правда, вторая ракета не оставила ему никакого шанса.

Перуанские летчики так и не заметили атаки, так как на их самолетах не стояли сигнализаторы облучения РЛС. Полковник Мальдонадо-Белгаза катапультировался удачно, однако получил травмы при приземлении. Восемь дней он скрывался в джунглях, без воды и пищи, но в итоге умер от ран. Его тело (как и остатки его самолета) было найдено 26 февраля 1995 года. Тело майора Ортеги и то, что осталось от его машины были найдены только через пять лет. Перуанцы не организовали спасательную операцию по той простой причине, что радиомаяки летчиков не пробили толщу листвы джунглей.

Так как, эквадорцы по прежнему «находились на мушке», то они на полном форсаже стали выходить из боя. Вскоре “Миражи” вернулись на базу, где Бандераса и Ускатеги ждала торжественная встреча. Из простых пилотов они превратились в национальных героев, а 10 февраля стала позже отмечаться как День ВВС Эквадора.

Заканчивая рассказ о бое, стоит сказать, что один из удачливых летчиков – Карлос Ускатеги Соли – погиб в авиакатастрофе в 2002 году (правда, уже на частном самолете).

Пока развивался в бой «Миражей» с Су-22 в районе постоянно находилась также пара «Кфиров», летчики которых через 15 минут патрулирования были наведены на группу А-37В, штурмовавших эквадорские позиции.

Вскоре капитан Вильфридо Мойя опознал над джунглями на расстоянии восьми километров пару «Дрэгонфлаев». Причем стоит отметить, что в кабинах этих штурмовиков сидели весьма высокопоставленные офицеры – подполковник Хиларио Валладарес и майор Грегорио де Мендиола и ведомый – подполковник Фернандо Хойос. Дело в том, что они добровольцами вызвались в этот вылет, чтобы показать пример своим молодым коллегам – настолько плохо обстоял вопрос у перуанских летчиков с моралью…

Перуанские летчики также обнаружили противника и быстро избавившись от смертоносного груза, стали разворачиваться в сторону своей территории. Тем не менее, «Кфиры» были более скоростными и с максимального расстояния капитан Мойя выпустил ракету «Шафрир» Mk.II. Заканчивая разворот Валладарес почувствовал сильный удар в левую часть фюзеляжа. Сразу же заглохли оба двигателя и самолет перестал слушаться управления, перейдя в плоский штопор. Экипажу не оставалось ничего как воспользоваться катапультными креслами. Вскоре их подобрал спасательный вертолет. Тем временем, Хойос смог энергичным маневрированием благополучно уйти от двух преследующих «Кфиров».

После потери штурмовика остальные перуанские самолеты и вертолеты получили приказ в срочном порядке выйти из района боев: эквадорские ВВС хоть на время завоевали господство в воздухе!

Шок для перуанской авиации продолжался до 11 февраля. После прибытия дополнительной партии А-37В они снова начали массированные налеты на эквадорские позиции. Следующей ночью «Канберры» снова бомбили, но опять не обошлось без потерь. Перуанцы традиционно отрицали эту потерю, хотя признали другую: в районе 17:30 – 18:00 в районе Куэва де лос Тайос ракетой ПЗРК «Игла» был поражен А-37В (экипаж капитан Родриго Ройяс и лейтенант Маноло Команчо). Несмотря на выбитый левый двигатель, летчик смог благополучно приземлить самолет на аэродром Макас. Интересно, что самолет был отремонтирован через три дня.

На земле перуанские части смогли значительно потеснить эквадорцев в районах Base del Sur, Тивинса и Куэва де лос Тойос. В это время эквадорская авиация решила значительно усилить давление на противника. Для этого была сформирована новая авиагруппа на А-37.  По наводке T-34 эквадорские «Дрэгонфлаи» выполнили 12 февраля многочисленные вылеты (всего подразделение налетало 160 часов за время конфликта).

Не обошлось и без потерь: около 14:30 перуанский зенитчик Хесус Абал Ябар ракетой «Игла» сбил один А-37, а буквально через полчаса такой же ракетой был поражен «Кфир» С.2. Традиционно для этого конфликта противник эти потери не подтвердил.

В рамках подготовки решительного наступления, намеченного на 14 февраля, 13 февраля перуанские вертолетчики продолжили переброску дополнительных контингентов и припасов в зону боев. При этом эквадорская ПВО сбила один Ми-8ТВ (EP-547) в районе Рио Татангоса. Летчики смогли выжить в катастрофе и через 11 дней часть из них вышла к перуанским позициям. Однако три человека от ран погибли. Эквадорцы также заявили о еще одном сбитом вертолете  (вероятно Ми-17)  в этот день, однако обстоятельства потери неизвестны.

Однако решительное наступление так и не состоялось, так как 16 февраля перуанский президент Альберто Фухимори заявил о победе в войне и таким образом объявил о перемирии. Одновременно заявила о себе международная комиссия ООН.

Однако несмотря на такие заверения для авиации сторон война не закончилась. Эквадорская авиация продолжала разведывательные полеты в районе Кондор Кордилльера до апреля 1995 года. Перуанские Ми-8 нанесли удары по нескольким противопехотным минным полям, установленным эквадорцами между Тивинсой и Апамой. 21 февраля и в последующие дни перуанские CH-47 и Bell 212 были использованы для переброски дополнительных подразделений в район спорных территорий. Это вызвало протест со стороны США, так как вертолеты были проданы исключительно для участия в операциях против наркомафии.

Всего за время это короткой, но кровопролитной войны перуанская армия потеряла примерно 300 человек убитыми, раненными и пропавшими без вести, были сбиты как минимум два Ми-8ТВ армейской авиации. ВВС потеряли один Ми-25, два Су-22, один А-37В и «Канберру» B.Mk.68. Кроме того, часть потерь (как минимум, пять вертолетов) не получила подтверждения из независимых источников. Хотя количество вылетов вертолетчиков было на порядок выше, чем у летчиков (совершили за время конфликта 160 боевых вылета), при этом уровень потерь был очень маленький (всего 2 процента).

Эквадорцы не потеряли ни одного самолета – повреждения ракетами ПЗРК получили два А-37В и вероятно «Кфир». Небоевые потери составили один самолет: Т-33А, разбивший во время учебного вылета в районе Манкаса (капитаны Гаржин и Диас катапультировались, но из-за малой высоты парашюты не раскрылись). Эквадорская армейская авиация потеряла в аварии один вертолет SA.342 «Газель».

Война, известная в Перу как «Война Кондор Кордилльера», а в Эквадоре как «Альто-Сенепа» интересная по нескольким причинам. Перуанцы получили наглядный пример необходимости иметь в боевом составе перехватчики, с которых можно применять управляемые ракеты вне зоны видимости. Единственными перехватчиками в ходе войны были «Мираж» 2000P, однако к ним не были закуплены УР «Супер Матра» 530D! Есть все основания утверждать, что наличие такого оружие чисто теоретически помогло бы избежать потери двух Су-22 10 февраля. Ведь перуанские летчики держали на прицеле атакующих, но атаковать их было нечем. Имевшиеся ракеты ближнего боя R.550 «Мажик» Mk.I не обладали необходимыми характеристиками по дальности применения и эффективности, что подтвердил как опыт ближневосточных войн, так и конфликт 1981 года.

Все остальное оружие, применявшееся в конфликте, было устаревшим. Из-за малого количества относительно современных «Мажик» на перуанские самолеты подвешивали даже древние советские Р-3С, боевая ценность которых к 1995 году приближалась к нулю!

Применявшиеся с «Кфиров» УР «Шафрир» Mk.II, тоже относились к поколению ракет, разработанных в конце 60-х годов. Правда, они были более эффективны, чем американские AIM-9 «Сайдвиндер» и по своим возможностям приближались к R.550 Mk.I, что в конечно счете и позволило эквадорским летчикам одержать победы в воздушных боях войны.

Проанализировав ход войны, перуанские военные приняли программу модернизации ВВС. Однако из-за катастрофической нехватки средств купить современные самолеты на Западе не было никакой возможности, тогда обратились к Восточной Европе, где страны СНГ по дешевке распродавали советское наследие. В итоге уже в апреле 1996 года был подписан контракт с Беларусью на поставку 16 одноместных МиГ-29 и пары двухместных МиГ-29УБ. Первоначальное вооружение составляли ракеты Р-27Р и Р-73, но в 1998 году машины были модернизированы примерно до уровня МиГ-29СЕ, получив возможность для применения УР Р-77.

Оставшиеся в строю самолеты тоже модернизировали по мере возможности. Так, Су-22М и Су-20 получили опросник «свой-чужой» SPS-20 израильского производства и устройства для отстрела тепловых ловушек SAMP французского. Кроме того, были закуплены фотоконтейнеры ККР-1. В 1996 году перуанцами в Беларуси была закуплена партия из 10 штурмовиков Су-25 и 8 Су-25УБ.

«Ягуар» – основной боевой самолет ВВС Эквадора долгое время
«Ягуар» – основной боевой самолет ВВС Эквадора долгое время

Большое внимание в Перу было также уделено развитию радиолокационного поля в зоне конфликта. Ведь во многом из-за наличия нескольких радаров эквадорцы имели превосходство в воздухе в входе войны.

Эквадорцы по прежнему продолжают эксплуатировать свои «Миражи» и «Кфиры», отправив «Ягуары» в резерв.

Некоторые усилия для модернизации своих воздушных сил приложили и эквадорцы. Так, сразу после войны была закуплена партия из 60 УР «Питон» Mk.III, а в 1998 – еще 48 «Питон» Mk.IV. Попытки купить в России МиГ-29СМТ и в США F-16 закончились по разным причинам неудачей. В итоге в 1998 году в Израиле было подписано соглашение о поставке еще одной партии из восьми «Кфиров» (общая сумма сделки оценивалась в $40 миллионов). Однако под давлением США в страну прибыло только два самолета. Тем не менее, в 90-е годы весь парк «Кфиров» был модернизирован до уровня C.7: в частности, был поставлен новый форсированный двигатель J79-GE-J1E, а также добавлены две дополнительные точки подвески вооружения, претерпело изменений и оборудование кабины. В конце 90-х как минимум два эквадорских «Кфира» были доведены до стандарта С.10, получив новый радар ELTA 2032, систему подавления ELTA EL/M-8202, систему управления оружие с нашлемного прицела, а также ракеты «Питон» Mk.IV и «Дерби». Параллельно «Миражи» F.1J получили возможность применения ракет «Питон» Mk.III.

И наконец, война Альто-Сенепа в очередной раз показала недостаточную мощность двигателей российского производства вертолетов Ми-8 и Ми-17 в условиях высокогорья. А также то, что именно горы являются практически идеальным местом для применения ПЗРК.

На сегодняшний день можно сказать, что конфликт близок к завершению.  Дальнейшему сближению недавних противников способствовала и общая угроза обеим странам со стороны наркомафии, что заставило Лиму и Кито ускорить преодоление разногласий и налаживание сотрудничества в сфере борьбы с наркодельцами в пограничных районах. Согласно последним данным, застарелая проблема решена к обоюдному удовлетворению всех заинтересованных сторон и осталась лишь достоянием истории, являясь счастливым исключением на фоне множества других подобного рода, которые и по сей день будоражат мир.

Автор: Михаил Жирохов. Военный историк. Ексклюзивно для ВПЦ “3-й полк”.

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Непрерикаемый кодекс воинственных пуштунов

Самый многочисленный народ Афганистана, пуштуны, соблюдают «пуштунвали», что означает «кодекс чести». Своеобразный уклад жизни пуштунов, ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com