Головна / Статті / Авторські блоги / Буш в огне (авиация Родезии, 1962-1980 гг.)

Буш в огне (авиация Родезии, 1962-1980 гг.)

Борьба белого меньшинства с черным большинством за всю современную историю Африки не приобретало такого размаха и такой ожесточенной формы как в Родезии в 60-80-е годы. Причем маленькая страна сражалась с африканским национализмом практически в одиночку в условиях торгового эмбарго со стороны мирового сообщества и отсутствия выхода к морю. Немалую роль в этом довольно таки успешном противостоянии играла военная авиация.

Возникновение военно-воздушных сил Родезии было фактически случайностью. Дело в том, что в середине 1930-х годов, когда начала набирать силу угроза мировой безопасности за стороны фашистской Италии и нацистской Германии, многие страны обратили внимание на состояние своих вооруженных сил. В их числе была и Великобритания. В этих условиях многие члены Британского Содружества старались помочь метрополии. Не осталась в стороне и Южная Родезия, депутаты Законодательной Ассамблеи которой в качестве жеста лояльности Короне передали 10 тысяч фунтов Королевским ВМС.

В свою очередь в преддверии большой войны Британия тоже старалась создать резервы – как людские, так и материальные. В этом русле в разных регионах были основаны многочисленные школы для подготовки личного состава. В их числе была и развернутая в Южной Родезии летная школа. Причем ее подчинили единственному вооруженному формированию страны – Родезийскому пехотному полку.

Первоначальную летную подготовку первые шесть курсантов с ноября 1935 года проходили на базе  гражданской авиашколы компании «Де Хэвиленд», располагавшейся в аэропорту «Бельведер» в Солсбери (сейчас Хараре).

 De Havilland Vampire - истребитель-штурмовик.
De Havilland Vampire – истребитель-штурмовик.

Так как школа была гражданская, то и график подготовки был щадящий – полеты на «Де Хэвиленд» DH.60 «Мот» и «Де Хэвиленд» DH 82 «Тайгер Мот» по средам и в выходные.

Только к 1937 году военная летная школа получила свое летное поле – в Крэнборне, на южной окраине Солсбери. Тогда же из Британии пришла и новая авиатехника –  12 легких бомбардировщиков «Хаукер» «Харт» и «Хаукер» «Аудакс» и 3 истребителя «Глостер» «Гонтлет».

Хоть самолеты и не были суперсовременными, однако с началом Второй Мировой войны именно Южная Родезия стала первой из всех территорий, входящих в Британскую империю, кто официально вступил в войну на стороне Лондона. Практически сразу летчиков и технику мобилизовали и отправили в Кению – для замены 233-й эскадрильи Королевских ВВС, убывавшей в Судан.

19 сентября 1939 года летное подразделение было переименовано в Военно-воздушные силы Южной Родезии, которое располагало одной эскадрильей. Примерно тогда в стране была развернута «Родезийская Учебная Авиационная Группа» RAF – специально для подготовки местных кадров. Всего же за всю войну в Булавайо, Солсбери и Гвело (сейчас Гверу) было  подготовлено 2000 летчиков и 300 штурманов для Королевских ВВС.

При этом собственно родезийские военные за пределы страны не отправлялись организованно, хотя никому не запрещалось добровольцами вступать в британскую армию. Формально 22 апреля 1940 года единственная (1-я эскадрилья) ВВС Южной Родезии вошла в состав Королевских ВВС как 237-я (Родезийская) эскадрилья. Кроме нее, еще две эскадрильи Королевских ВВС имели официальную приставку «Родезийская» – это 266-я и 44-я.

Истребитель "Глостер"
Истребитель “Глостер”

В целом же за годы войны в Королевских ВВС прошли службу 977 родезийских офицеров и 1432 нижних чина, при этом общие потери составили 579 человек, 498 из которых погибли. Родезийские летчики были награждены 256 медалями. Одним из военнослужащих 237-й эскадрильи был офицер по имени Ян Дуглас Смит, позже ставший премьер-министром.

Во многом благодаря энтузиазму летчиков, только что вернувшихся с войны, в 1947 году ВВС Южной Родезии были восстановлены – правда, в минимальных размерах – всего 69 офицеров и нижних чинов, летавших на учебно-тренировочных «Норт Америкэн» Т-6 «Гарвард», приобретенных по дешевке из наличного состава ВВС ЮАР и Великобритании.

В 1948 году премьер-министр ЮАР фельдмаршал Ян Смитс подарил родезийцам транспортную «Дакоту», а в 1951 году родезийцы для подготовки резервистов приобрели, что называется «по дешевке», 22 «Спитфайра» Mk.22 (правда, в строю они продержались недолго и вскоре были проданы в Сирию).

Хотя собственно ВВС были небольшие, однако командование старалось «идти в ногу со временем» – так, в 1952-53 годах на вооружение были приняты реактивные истребители- бомбардировщики «Дэ Хэвиленд» «Вампир» FB.9. При этом подготовку летный состав проходил на «Провост» T.52.

Стоит отметить, что деньги на приобретение этих самолетов нашлись опять таки едва ли не случайно. Дело в том, что в начале 1950-х оборонное ведомство Великобритании проинформировало власти Южной Родезии, что без реактивных самолетов существование ВВС Южной Родезии не имеет смысла, поскольку выполнять свои функции по защите интересов империи они не смогут и подлежат расформированию. Бюджет Южной Родезии был весьма скромен и премьер-министр страны сэр Годфри Хаггинс обратился за помощью к своему будущему коллеге по грядущей Федерации Родезий и Ньясаленда Рою Веленскому – лидеру неофициальных членов Законодательного совета Северной Родезии. Веленский, не желая терять ВВС и зная, что как только Федерация будет создана, то армию придется перевооружать, убедил правительство Северной Родезии выделить на эти цели 200 тысяч фунтов стерлингов.

Это был вклад в будущее, так как и Веленский и Хаггинс бредили созданием огромного британского доминиона к северу от реки Лимпопо. Вскоре Британия пошла на это, однако добавили сюда еще и Ньясаленд.

Федерация, как государственное образование, хотя и не обрела суверенный статус, но унаследовала право Южной Родезии на самостоятельную защиту своей территории (чего не было у двух протекторатов), а также все войсковые подразделения трех территорий и ВВС Южной Родезии. Её Величество официально пожаловало ВВС новый титул – «Королевские Родезийские ВВС». Что отразилось на новой синей форме и некоторым изменением званий.

Таким образом, по состоянию на 1956 год Королевские Родезийские ВВС состояли из пяти эскадрилий: 1-й и 2-й (на вооружении «Вампиры»), 3-й транспортной (8 «Дакот» и 2 легких транспортника «Пембрук» С.1) и 4-й учебной эскадрильи с «Провостами». Основной базой был аэродром в Торнхилле.

Параллельно в Федерации велась подготовка пехотных и летных кадров для Британского Ближневосточного командования – как часть вклада в общее дело защиты интересов Британского содружества.

Хотя денег было немного, однако военные расходовали их с пользой покупая довольно современную и нужную технику. Так, в 1959 году Федерацией были закуплены 4 транспортных самолета «Кэнедейр» «Аргонаут» C.4 и 15 средних бомбардировщика «Канберра» B.2.

Первый боевой опыт родезийские летчики получили в 1958 году, когда эскадрильи «Вампиров» вместе с Королевскими ВВС приняли участие в подавлении туземного мятежа в протекторате Аден. Кроме того, в 1961 году военно-транспортная авиация Родезии привлекалась к обеспечению британских войск во время кувейтского кризиса, а также доставляла продовольствие в пострадавшие от наводнения районы в Кении. В 1959 – 1963 годах эскадрильи «Канберр» регулярно привлекались к выполнению задач совместно с Королевскими ВВС на Кипре.

 «Хантер» FGA.9 ВВС Родезии.
«Хантер» FGA.9 ВВС Родезии.

В 1963 году 1-я эскадрилья получила 12 истребителей-бомбардировщиков «Хаукер» «Хантер» FGA.9.

В целом Королевские Родезийские ВВС оставались небольшим, но чрезвычайно эффективным видом вооруженных сил – чем родезийцы по праву гордились.

Однако не стоит думать, что ВВС Родезии ограничивались только участием в зарубежных операциями. Начиная с 1956 года, вооруженные силы Федерации стали уделять внимание операциям по обеспечению внутренней безопасности. В ответ на нарастающий протест африканцев против белого правления, а также на фоне того, что Великобритания и Франция начали покидать свои колонии, Королевские Родезийские ВВС развернули 6-ю эскадрилью, укомплектовав ее вооруженными «Провостами» – специально для операций внутри страны.

А то, что работа для вновь созданной эскадрильи будет – никто не сомневался: на всех трех территориях, составлявших Федерацию, шло резкое усиление африканского национализма. Первый звоночек прозвучал в 1957 году, когда беспорядки охватили африканский квартал в Солсбери.

Однако наиболее важным событием того периода стало  возвращение в 1958 году из эмиграции лидера африканских националистов Ньясаленда доктора Гастингса Банда.

К 1962 году ему удалось заставить Лондон смириться с идеей, что Федерация нежизнеспособна и Ньясаленд, как населенный преимущественно африканцами, просто обязан выйти из ее состава. Стоит отметить, что непростая ситуация была и в Северной Родезии, где лидером африканцев был Кеннет Каунда.

Фактически после 1957 года националистическое подполье в Южной Родезии во главе с Джошуа Нкомо переориентировалось на путь вооруженной борьбы.

Уже в феврале 1959 года 3-я эскадрилья была задействована для переброски войсковых подразделений армии Южной Родезии в Ньясаленд – для наведения там порядка. При этом летчики «Провостов» обеспечивали авиаподдержку полиции и армии, ведя воздушную разведку, разбрасывая листовки и рассеивая толпы митингующих африканцев с помощью контейнеров со слезоточивым газом. А вот «Вампиры» и «Канберры» были оружием исключительно психологическим, совершая постоянные пролеты на бреющем над головами протестующих.

1960-й год стал годом Африки: в центральной ее части неожиданное решение Бельгии уйти из Конго привело к мятежам, восстаниям и кризису с отделением Катанги. Единственным защитником белого населения осталась армия Федерации. Кстати, именно родезийцы смогли по просьбе Лондона эвакуировать из Конго 2000 белых беженцев, чудом бежавших от поголовного истребления.

Маркировка на самолетах Родезийских ВВС в разный период использования.
Маркировка на самолетах Родезийских ВВС в разный период использования.

Одним из уроков, которые вооруженные силы извлекли из опыта наведения порядка в Ньясаленде, стало понимание того, что стране необходимы силы быстрого реагирования и средства для их быстрой переброски. И если с десантниками проблем не возникло (уже в мае 1960 года был развернут батальон Специальной Авиа Службы (САС)), то авиация долго не могла предоставить эффективного решения проблемы. Так, в марте 1960 года была рассмотрена возможность применения транспортных «Дакот», однако территория была относительно небольшая и более приемлемым решением было бы использование вертолетов. Однако в климатических условиях Федерации (высокогорье и жаркий климат) доступные на тот момент модели вертолетов были практически бесполезны.

Однако все кардинальным образом изменилось с появлением такой французской новинки как «Алуэтт» III. Машины были относительно дешевы с хорошими характеристики, к тому же у них было еще одно достоинство – они состояли на вооружении южноафриканских ВВС, что позволяло сократить расходы на переобучение и в случае крайней опасности можно было рассчитывать на братскую помощь.

В ноябре 1963 года Федерация официально прекратила свое существование, распавшись на независимые государства Замбия (бывшая Северная Родезия) и Малави (Ньясаленд), а также продолжавшую числиться британским доминионом Южную Родезию. Последняя «прибрала к рукам» всю матчасть ВВС, за исключением четырех «Дакот» и двух «Пемброуков», которые получила Замбия. Малави же не досталось ничего…

Согласно британскому плану во всех этих странах власть передавалась черному большинству, однако на деле это обернулось физическим уничтожением белых поселенцев. Напуганные масштабами уничтожения белое меньшинство Южной Родезии 11 ноября 1965 года в одностороннем порядке провозгласило независимость от Великобритании. Так как это был чистой воды сепаратизм, то мировое сообщество немедленно ввело эмбарго на торговлю с бывшей колонией.

Для борьбы же с белыми африканское большинство создало две организации: Союз Африканского народа Зимбабве (ЗАПУ) и Зимбабвийский Африканский Национальный Союз (ЗАНУ), которые развернули партизанские действия, пользуясь поддержкой соседних государств.

На тот момент Королевские Родезийские ВВС были самыми сильными в регионе и насчитывали шесть эскадрилий: 

Номер а Тип ЛА Базирование
1-я аэ «Хантер» FGA.9 Тхорнхилл
2-я аэ «Вампир» FB.9
4-я аэ «Провост» Т.52
3-я аэ С-47 «Дакота» Нью Сарум
5-я аэ «Канберра» В.2 / Т.4
7-я аэ «Алуэтт» III

Однако введенное эмбарго негативно сказалось на состоянии авиапарка – количество боеготовых машин стало неумолимо уменьшаться.

Тем не менее, авиация широко применялась в ходе первых столкновений с партизанскими отрядами, причем основным фактором победы стали вертолеты, на которых быстро перебрасывали мобильные группы, которые блокировали пути отхода боевиков в Замбию или Мозамбик.

Полевая модификация Alouette в Родезии – спаренные крупнокалиберные пулеметы в проеме двери.
Полевая модификация Alouette в Родезии – спаренные крупнокалиберные пулеметы в проеме двери.

Вообще, родезийцы были в восторге от «Алуэтта», внеся в его конструкцию серьезныне нововведения – так, если стандартный SA.316B реально был рассчитан на переброску шести полностью экипированных бойцов, то в Родезии это были техник и 4 бойца. Мало того, очень часто сиденья для пассажиров просто убирались, что позволяло брать на борт самый разный груз.

Приобретенный боевой опыт позже привел к тому, что родезийцы сняли двери и развернули одно из сидений на 180 градусов, обеспечив, тем самым, дополнительное пространство. Да и покидать вертолет для десантников стало гораздо быстрее. Раненых просто укладывали на пол, что позволяло в эвакуационном варианте транспортировать двух раненых на носилках и двух – в сидячем положении. Как транспортный вертолет мог нести на внешней подвеске до 750 килограммов грузов, а после установки лебедки – с земли в состоянии висения – еще 175 килограммов.

Однако наиболее кардинальным стало вооружение вертолета – первоначально это был пехотный пулемет FN MAG калибра 7,62-мм, а после 1976 года –  «спарка» «Браунинг» Mk.2.

«Алуэтт» III оказался великолепной боевой машиной, проявивший в Родезии такие качества, о которых его конструкторы и не помышляли. Так, его двигатель работал на керосине, но аппарат мог летать и на дизельном топливе, а в исключительных случаях – и на бензине (правда, на очень небольшое расстояние, но все же).

Его живучесть была просто уникальной для вертолета такой конструкции. Приведем только несколько случаев из той необъявленной войны: так, в хвостовую часть вертолета Теда Лунта попала граната из РПГ-7, что впрочем, не помешало летчику благополучно дотянуть до базы и даже приземлиться.

14 октября 1978 года «Алуэтт» III, управляемый Диком Пэкстоном, попал под сильный огонь с земли, когда случайно оказался над замаскированным лагерем террористов. В результате все приборы были разбиты, одна из лопастей пробита, однако Пэкстон сумел не только поднять машину на 240 метров, но и открыть огонь на подавление, после чего ушел из зоны обстрела. Еще один вертолетчик – Майкл Борлэйс – смог привести свой вертолет, у которого отказал хвостовой винт, на аэродром в Форт-Виктория и благополучно посадить его – при этом ни экипаж, ни десант не пострадали.

Титанические усилия родезийских дипломатов привело к тому, что 2 марта 1970 года на карте мира появилось новое независимое государство, признанное мировым сообществом – Родезия. При этом эмбарго на поставки оружия и боеприпасов сохранялись. Что касается ВВС, то данное решение означало прежде всего лишение приставки «Королевские».

Высадка родезийских ДРГ.
Высадка родезийских ДРГ.

Ведение активных боевых действий требовало постоянного пополнения авиапарка. А в условиях эмбарго это приходилось делать втайне и окольными путями. В этом смысле показательна история с закупкой партии из  13 итальянских вертолетов «Аугуста – Белл» АВ.205A. Сначала эти машины были заказаны в Италии неким покупателем из Кувейта с доставкой в Ливан. Итальянская фирма доставила контейнеры морем в Бейрут, где их  взяли под контроль вооруженные формирования христиан – маронитов. Вертолеты перевезли в Каслик – пригород Бейрута. Дальше была бартерная сделка с Израилем – вертолеты в обмен на оружие для христианского ополчения майора Хаддада в южном Ливане. А уже из Израиля через Коморские острова вертолеты попали в Родезию.

В итоге из «итальянцев» сформировали новую эскадрилью – №8.  Винтокрылые машины, получившие местное название «Гепард», оказались весьма ценным приобретением для родезийцев, так как могли нести вдвое больше полезного груза, чем «Жаворонки», да и дальность полета у них также была большей.

Положение небольшого государства значительно ухудшилось после того, как Португалия предоставила независимость Анголе и Мозамбику. Теперь единственным союзникам осталась Южная Африка, руководство которой рассматривало Родезию как некий буфер против распространения агрессивного африканского национализма. Именно поэтому в родезийской армии сражалось большое количество южноафриканских «добровольцев», да и частенько при проведении операций в приграничных районах родезийцы опирались на мощь южноафриканских ВВС.

Тут стоит отметить, что родезийцы не в грош не ставили суверенитет соседних африканских государств и часто густо проводили операции по обе стороны границы. Это же касается и авиационных ударов.

Еще одной особенностью применения родезийских ВВС стали рейды на сопредельные территории. Все операции – а их было около трех десятков – в рамках небольшой статьи описать невозможно, поэтому остановимся только на одной, наиболее яркой – рейду в Анголу, в котором роль ВВС была основной. Стоит отметить, что это был единственный случай участия Родезии в ангольской войне (при том, что Мозамбик и Замбия были как бы «стандартными» вариантами «ответок» на каждый рейд африканских партизан).

Итак, февраля 1979 года боевики

сбили очередной гражданский «борт» авиакомпании «Эйр Родезия». Погибли все 59 человек, находившиеся на борту. Две недели понадобилось родезийцам чтобы подготовить «акцию возмездия» – «Операцию Тщеславие». Целью атаки с воздуха должен был стать крупный лагерь ЗИПРА в Вила да Лусо (провинция Мошико, Ангола). По данным разведки кроме боевиков в нем находились также кубинские и восточногерманские инструкторы.

Однако проведение операции было с одной стороны задачей простой – на востоке Анголы террористы чувствовали себя как дома и не ожидали никаких неприятностей (считалось, что у родезийцев нет самолетов с такой дальностью полета), с другой стороны – границу прикрывали кубинские МиГ-21МФ с аэродрома Энрике де Каравальо. К тому же ударной группе нужно было пересечь воздушное пространство Замбии, которое худо-бедно «просвечивалось» РЛС.

Родезийцы решили превзойти себя и стали готовиться к налету. Единственным самолетом, который чисто теоретически мог долететь до Вила де Лусо были «Канберры» 5-й эскадрильи. Для противодействия кубинским МиГам предполагалось использовать «Хантеры» 1-й эскадрильи с дополнительными топливными баками.

Утром 26 февраля 1979 года с аэродрома в Виктория-Фоллз поднялись четыре бомбардировщика (три были загружены бомбами типа «Альфа», а четвертый нес шесть 500-кг бомб). Стоит отметить, что «Альфа» – это было местное «ноу-хау»: небольшие 155-м сферические бомбы, которые подрывались на высоте трех метров над землей и были гораздо эффективнее стандартных кассетных бомб (выкашивали все с вероятностью поражения 45 %). Интересно, что вылет задержали на 20 минут из-за проблем с связной аппаратурой на машине ведущего –  майора Теда Брента (причем было решено взлетать втроем, а он должен был присоединиться к группе позже).

Сразу после взлета летчики взяли курс на Казенгулы – небольшого городка на реке Замбези, в месте где сходятся границы четырех государств: Родезии, Ботсваны, Замбии и Юго-Западной Африки. «Отмотав» 80 км, они взяли курс на северо-запад – на замбийский город Монгу, также расположенный на Замбези. Как вспоминали родезийцы, эта часть полета (длиной в 370 км) была наиболее удобной – пилоты могли «привязаться» к реке. Вся дальнейшая навигация осуществлялась методом счисления пути, поскольку полет производился над плоской местностью без каких-либо ориентиров. В Монгу произошло рандеву с Брентом и вскоре вся группа ушла в сторону Анголы – до цели предстояло преодолеть еще 510 км.

«Канберра» родезийских ВВС (1970-е).
«Канберра» родезийских ВВС (1970-е).

Вся изюминка плана была именно в направлении полета – предполагалось, что родезийцы выйдут в район к западу от Вила да Лусо и атакуют лагерь с тыла. Считалось, что в этом случае наземные посты вполне могут принять «Канберры» за ангольские машины.

Все время полета бомбардировщиков прикрывало несколько «Хантеров» и штабная «Дакота».  А на одном из приграничных аэродромов Южной Африки в пятиминутной готовности – эскадрилья «Миражей» F.1 – на случай если ангольские истребители попытаются перехватить родезийцев. Однако с «Дакоты» не поступило никакого тревожного сигнала и южноафриканские пилоты так и остались на земле.

Выкладки штурманов оказались точны и «Канберры» выскочили из облаков на высоте 615 метров, практически сразу же снизившись до предельно допустимой высоты (фактически до верхушек деревьев), чтобы избежать появления на экранах ангольских радаров.

Сделав разворот, бомбардировщики взяли курс на восток, заходя на цель с западной стороны, как и планировалось. И тут снова неприятность – прямо впереди грозовой фронт, который, впрочем, не стал помехой для атаки, однако заставил экипажи изрядно понервничать. Бомбардировка прошла успешно.

Отбомбившись, «Канберры» снизились до 30 метров и ушли на юг, чтобы в очередной раз спутать следы.  На аэродром Виктория-Фоллз «Канберры» прибыли фактически на честном слове: в баках оставалось горючего буквально на пять минут полета. Но на этом приключения не закончились – уже на подходе выяснилось, что одна бомба, уже поставленная на боевой взвод, не вышла из бомболюка. По пути домой пилот все время пытался как-то решить эту проблему, но безуспешно. В итоге, ему пришлось совершить самую безупречную посадку в истории родезийских ВВС!

Когда все самолеты приземлились, злосчастную «Канберру» отрулили подальше от остальных. После чего из местного полицейского участка срочно реквизировали все одеяла и матрасы, из которых соорудили огромную подушку под люком. С помощью ломика заклинившие двери люка приоткрыли и один из техников смог обезвредить бомбу. По словам Брента, «мы все же не были до конца уверены, что она разряжена. С величайшими предосторожностями мы погрузили ее на эту гору матрасов, и наконец, перевели дух. Честно скажу, я не испытывал страха – я испытывал ужас!».

По оценке родезийцев в ходе внезапной атаки были убиты полторы тысячи боевиков. Кроме того, у такого рискованного рейда было несколько последствий. Во-первых, боевики ЗИПРА убедились, что даже Анголе им не гарантирована безопасность. Во-вторых, родезийские ВВС в очередной раз продемонстрировали всем заинтересованным сторонам, что для них не существует невыполнимых задач. И в-третьих, рейд сумел крепко поссорить правительство Замбии, и без того не очень довольное тем, что в стране находятся лагеря ЗИПРА, из-за которых Замбия регулярно подвергалась атакам, и террористов. Дело в том, что сразу же после рейда, лагерь в Вила да Лусо был приведен в состояние повышенной боевой готовности. Как это обычно и бывает, уровень нервозности превышал все мыслимые пределы. Вечером того же дня, совершенно ошалевшие боевики, которым всюду, мерещились родезийские самолеты, умудрились отстреляться из ПЗРК по самолету. После разбора полетов оказалось, что это был замбийский учебный аппарат.

Вообще отметим, что положение страны вынуждало действовать нестандартно, да и использовать нестандартное вооружение – в частности в местных условиях было признано неэффективным использование напалма, хорошо зарекомендовали себя кассетные бомбы местного производства – «гольф» и «мини – гольф».

Естественно, что в ходе войны не обошлось и без потерь (особенно после того, как африканцы начали получать ПЗРК советского и китайского производства). Первой жертвой ракетной атаки стал «Вискаунт» (VР-WAS) уже упоминавшейся авиакомпании «Эйр Родезия», сбитый 3 сентября 1978 года в районе водопада Виктория. Из 56 человек, находившихся на борту, 38 погибли сразу, а остальные были добиты уже на месте катастрофы. В ответ на такое жестокое убийство вооруженные силы страны с 19 сентября провели серию атак на лагеря повстанцев в Мозамбике, а с 18 октября – в Замбии.

Но с развитием масштабов столкновений всем становилось ясно – ресурсы (прежде всего материальные были несоизмеримы) и только силовыми методами проблему было не решить. Мало того, практически постоянно приходилось оглядываться на мировое общественное мнение, которое вовсю рыдало о тысячах погибших африканцев.

В результате, в апреле 1979 года правительство Родезии провело первые свободные выборы. И тут вступило в дело математика – из 72 мест в парламенте 50 получили африканцы – их просто физически было больше. Попытки официальных властей не признать результаты голосования привели к введению очередных санкций и даже к появлению на территории страны международных миротворческих сил. Именно под их присмотром к власти пришло «черное» правительство во главе с Робертом Мугабе, который первым делом переименовал Родезию в Зимбабве.

Началось массовое изгнание европейцев из вооруженных сил. Наиболее упертыми оставались элитные военно-воздушные силы. Так, 25 июля 1982 года на крупнейшей авиабазе Гвело (бывший Тхорнхилл) «внезапно» возник пожар, в котором сгорело 9 «Хантеров», новоприбывшие «Хоки» и «Линкс». Еще один «Хантер» и три «Хока» восстановлению не подлежали. Так, потомки белых колонизаторов салютовали созданию очередного «черного» государства….

Дальше началась история независимых ВВС Зимбабве, которые отметились еще не в одном конфликте, но это уже совсем другая история.

Автор: Михаил Жирохов. Военный историк. Ексклюзивно для ВПЦ “3-й полк”.

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Стальные монстры сирийской войны: Т-72

Не будет преувеличением сказать, что одним из самых распространенных советских танков послевоенной эры является Т-72, ...

One comment

  1. А про спецназ Родезії у вас є статті? Про Селуса, САС їхній і т.д?

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com