Битва за Алжир

Война в Алжире в 60-е годы представлял собой окончание цикла европейских колониальных войн – это была первая в современной истории большая война в Африке, в которой непосредственно участвовала мощная европейская держава. При этом специфические аспекты этого военного противостояния представляют немалый интерес. Как например, использование вертолетов. Если в войне в Корее американцы использовали винтокрылые машины почти исключительно как вспомогательные, то в Алжире французы продемонстрировали будущее ударных вертолетов. Примечательно и то, что, несмотря на все военные усилия, удержать Алжир Парижу так и не удалось.

Конфликт в Алжире завершился более пятидесяти лет тому назад. Однако он остался «неизвестной войной», так как европейская пресса того периода старалась не замечать его. Так было, например, с Афганской войной, о которой стали писать и говорить только по прошествии десятилетия, так происходит сейчас и с войной в Ираке. И таких примеров в современной истории – множество. Война в Алжире не была классической войной в понимании ХХ века – в ее ходе можно выделить сразу несколько сторон конфликта – тут и французское правительство, и европейские колонисты и алжирские националисты, и наконец лично генерал де Голль. И каждый преследовал свои цели. И еще – для Франции фактическое поражение обернулось трагедией – падением Четвертой Республики, военным переворотом и сотнями искалеченных судеб и карьер.

Впервые французы высадились в Алжире в 1830 году, начав беспощадную войну против арабов. Уже через 18 лет Алжир был объявлен территорией Франции, разделён на департаменты во главе с префектами и возглавлен французским генерал-губернатором. К тому времени в стране сложилась уникальная ситуация – при подавляющем количестве мусульман (преимущественно арабов и берберов) доминировали около миллиона пришлых европейцев (которых здесь называли «черноногие») – не только французов, но испанцев, итальянцев, корсиканцев. Только небольшая прослойка арабов смогла получить права французских граждан, остальные страдали от хронической безработицы, голода и недополучения качественной медицинской помощи. Все это не могло не вызвать в обществе взрыва националистических взглядов.

Однако до 1950-х годов политическая составляющая борьбы за независимость от Франции была рассеяна между несколькими политическими партиями разной направленности – от Алжирской Коммунистической партии до либерально – исламистской  Union Démocratique du Manifesto Algéria (UDMA) и националистической Mouvement pur le Triomphe des Libertés Démocratiques (MTLD). Причем все партии исповедовали исключительно мирные методы борьбы – активно участвовали в политической жизни Франции и основной задачей видели представление интересов местного населения на всех уровнях власти, включая парламент.

В тоже время националисты предпринимали шаги для создания если не вооруженного крыла, то по крайней мере резерва подготовленных боевиков. Так, в годы Второй Мировой члены MTLD активно записывались добровольцами во французскую армию, где воюя с Германией получали так необходимый боевой опыт. Кроме того, бытовала такая мысль, что взамен помощи после победы над Германией благодарный Париж сам предоставит Алжиру независимость. Когда реальность оказалась весьма далекой от ожидаемой, то уже 8 мая 1945 года MTLD организовала митинги протеста в таких крупных городах страны как Сетиф, Батна Седрата и Сук Ахрас. Одновременно мирная борьба стал приобретать силовые формы. Так, уже в ходе этих митингов разъяренная толпа убили 103 колонистов. В ответ по всей стране «черноногие» стали убивать арабов – так, за несколько последующих дней в качестве мести были убиты несколько тысяч человек. Мало того, в всеобщую резню подключились и военные. В те дни впервые отметилась и французская авиация – так, пикировщики SBD-5 «Доунтлесс» из эскадры 3F подвергли бомбардировкам сразу 40 арабских сел.

Следующие годы в Алжире были мирные, но только на поверхности – внутри общества бурлила постоянная волна за независимость. И первым таким шагом стало объединение в 1954 году всех политических сил страны вокруг «Алжирского Националистического Движения» (Mouvement Nationaliste Algérien (MNA), лидер которого – Мессали Хадьи впервые заявил о необходимости отвоевать свою независимость силой в результате вооруженной борьбы.

Начало войне в Алжире было положено ранним утром 1 ноября 1954 года, когда вооруженные банды арабских радикалов атаковали самыеalgir006 разнообразные объекты по всей стране. Под удар попали прежде всего местные участки жандармерии и  административные здания. Расчет на празднование христианами Нового Года полностью оправдался – сопротивления практически не было.

Однако атаки на военные объекты были отбиты – все таки военные люди есть военные и несмотря на праздники служба была поставлена как надо. Хотя не обошлось и без потерь – в Батне были убиты двое постовых (по нормам мирного времени винтовки у них не были заряжены), а в Хенчеле из пулемета был убит лейтенант Жерар Дарнэ. Это были первые, но, увы, не последние жертвы среди французских военных.

Официально ответственность за атаки взяла на себя никому на тот момент неизвестная организация – «Национальный Фронт Освобождения» (Front de Libération Nationale) (FLN). Ее основателями были девять арабских деятелей, которые проживали не только в Алжире, но и в Каире и Тунисе. Причем это было чисто националистическая организация, несмотря на то, что французская пресса пыталась представить ее как «московский проект», направленный на дестабилизацию обстановки в Европе и распространению влияния Кремля в Северной Африке. Хотя нельзя отрицать очевидного факта – один из лидеров – Бен Белла – в своих интервью постоянно подчеркивал, что в организации вооруженного сопротивления он пользовался опытом Хо Ши Мина в Северном Вьетнаме. Опытом, но не идеологией…

Вскоре алжирские партизаны разделили страну на шесть «автономных зон», которые они назвали «вилайя». На 1954 год это были: Район Аурэ, Северный Константин, Кабилье, город Алжир, город Орна и южный Алжир.

Самым безопасным считался Виллайя №1 в горах Аурэ в восточном Алжире. Именно тут находились основные базы вооружения, боеприпасов, именно сюда отводились потрепанные отряды на переформирование и перевооружение.

Первоначально война шла силами ополченцев и была крайне неэффективной. Только когда к делу подключилась армия дело пошло веселей. При этом боевые действия разворачивались не только по линии повстанцы – армия, но постоянно происходили вооруженные столкновения между арабами разной политической ориентации, а также между арабами и берберами.

К тому времени Алжир входил в состав 10-го военного округа под командованием генерала де Черриере. Но сил было крайней мало – всего около 55 тысяч военнослужащих, из которых (по словам самого генерала) «боеспособными» были только четыре. Однако Париж серьезно отнесся к перспективе разворачивания партизанской войны в регионе и уже к началу 1955 году контингент был увеличен до 74 тысяч, а к июлю – до 105. Но и это был не предел – к 1956 году в Алжире находилось около 200 тысяч французских солдат и офицеров.

Армейцы были представлены тремя корпусами, каждый из которых отвечал за свою оперативную зону. К средине 1956 года это были:

– Corps d’A d’Oran: 12-я, 13-я и 29-я пехотные дивизии, 5-я танковая дивизия;

– Corps d’A d’Alger: 9-я, 20-я и 27-я пехотные дивизии;

– Corps d’A de Constantine: 2-я моторизованная дивизия, 14-я и 19-я пехотные дивизии и 25-я воздушно-десантная дивизия.

В резерве находилась 7-я моторизованная дивизия и 10-я воздушно-десантная. Основу подразделений составляли призывники, количество контрактников составляло не более 15%.

На момент начала конфликта в Оране базировалась эскадра EC.6 (на вооружении Bell P-63 «Кингкобра» и «Мистрали»), GT 1.62 в Блиде (С-47), а также звено Lockheed P2V-6 «Нептун» из состава 22F в Лартикуэ. Кроме того, для операций привлекались «Мистрали» из EC.7 (Тунис) и EC.8 (Марокко).

Непосредственно в войсках было большое количество небольших Пайпер «Кэбов», которые использовались не только для разведки, но чаще как авианаводчики.

Морская авиация (Aéronavale) поначалу представленная более чем скромно, вскоре была усилена штурмовиками F4U-7 «Корсар» из  12F (базировались на наземных аэродромах) и несколькими PB4Y-2, переброшенными в Тунис. Основной ударной силой французской авиации на этом этапе стал «Мистраль», который представлял собой ни что иное, как лицензионный британский «Вампир» FB.Mk.5. Однако они оказались слишком быстрыми, маломаневренными на малых высотах и крайне ненадежными в условиях пустыни.

Требовалась новая тактика и новая техника. Вскоре она была найдена.

В 1955 году были сформированы первые четыре эскадрильи армейской авиации (Escadrilles d’Aviation Légère d’Appui (EALA)), на вооружении которых находились легкие штурмовики Moraine-Salunier MS.500 и MS.733 Alcyon. Однако эти немногочисленные машины не могли покрыть все возрастающих потребностей французских колониальных частей. Требовалось много относительно недорогих ударных машин. И выход из ситуации был найден – в 1956 году Париж принял решение о закупке около 700 американских учебных машин North American T-6G с переоборудованием их в легкие штурмовики. При этом около триста должно было быть направлено непосредственно в Алжир. Выбор бы не случаен – машина в мире была весьма распространена, была доступна даже недоучившимся курсантам летных училищ и могла нести достаточно внушительное вооружение: два контейнера с парой 7,5-мм пулеметов, четыре 10-кг бомбы и 100-литровый бак с напалмом или шесть более мощных ракет Т10. Фактически именно эти машины и составили костяк французской ударной авиационной группировки в Алжире.

algir002Кроме того, в строй поставили истребители- бомбардировщики F-47D «Тандерболт» и легкие бомбардировщики B-26 «Инвейдер». И если первые достаточно быстро сошли с арены, то «Инвейдеры» применялись вплоть до окончания боевых действий. Причем в Алжире В-26 применялись достаточно нестандартно – как ночные истребители.

Когда для перехвата легких транспортных самолетов, которые перевозили оружие, боеприпасы и продовольствие для партизан с территории соседних арабских государств, понадобился самолет с приличной дальностью полета и возможностью нести радар, то «Инвейдер» подошел как нельзя лучше.  На B-26N поставили британский радар AI Mk.X и вооружили «по-полной», установив пару 12,7-мм пулемета «Браунинг» в подкрыльевых гондолах, а также подвесив две  ракеты класса «воздух—воздух» MATRA 122.

Массированное использование армейских подразделений дало свои результаты – к октябрю 1957 года французским властям удалось ликвидировать большинство городских ячеек FLN – так, только в течение 1956 года повстанцы потеряли до 14 тысяч убитыми.

Однако справиться с партизанами французам так и не удалось. Дело в том, что в марте 1956 года получили независимость пограничные с Алжиром бывшие французские владения Марокко и Тунис, и туда, в первую очередь в Тунис, бежали отряды FLN.

Для препятствования перехода границы французы возвели электрифицированные заграждения на алжиро-тунисской границе, которые получили название «Линия Морисса».

Это было основательное сооружение с продуманной системой безопасности. Основу «Линии» составляли заграждения из колючей проволоки, натянутой на столбы высотой  2,5 метра, по которой был пропущен ток напряжением в 5000 (!) Вольт. В случае падения уровня напряжения на любом из участков заграждения, сразу же поступал сигнал на командный пост. Сначала район «обрабатывался» из 105-мм гаубиц, а затем туда выдвигалась резервная группа (зачастую на вертолете). И все это помноженное на многочисленные минные заграждения.

По замыслу французского командования эта линия должна была исключить любую возможность проникновения в Алжир повстанческих групп. Но партизаны все равно просачивались в Алжир, где устраивали засады и террористические акты. Кампания террора перекинулась и в саму Францию.

Делали попытки проникновения в Алжир и со стороны моря. Для перехвата судов снабжения использовались все наличные силы французских ВМС. Особенно ценными были летающие лодки PB4Y-2 «Каталина» из эскадры 28F, которые часами могли висеть в воздухе.

algir018Однако «звездами» конфликта были все таки вертолеты. По состоянию на 1955 года в Алжире базировалась всего одна вертолетная эскадрилья Escadrille d’Hélicoptères Légers 57, на вооружении которой состояли всего несколько легких вертолетов. Это были Bell 47G, купленные в Италии и Sikorsky H-19 (S-55), переданные американцами со своих баз в Западной Германии. Хотя винтокрылые машины были подспорьем для мобильных разведгрупп, однако их грузоподъемность и характеристики в целом были крайней низкими. И это при том, что французская авиапромышленность на тот момент обеспечить вооруженные силы так необходимыми вертолетами просто не могла. Тогда в 1956 году в США была отправлена делегация во главе с капитаном Сантини (ветераном индокитайской войны). В результате для закупок были отобраны два образца – Sikorsky S-58 (более известный в США по своему армейскому обозначению H-34) и Vertol H-21. Именно эти машины впоследствии были приняты на вооружение французских ВВС, армейской и морской авиации. Мобильность стала со временем главным козырем французов в войне.

Однако главным достижением французов стало создание ударных вертолетов и то, что именно боевые действия в Алжире показали всем военным специалистам перспективность этого вида вооружений.

algir017Первые попытки, как водится, были частной инициативой вертолетчиков. На винтокрылые машины стали в полевых условиях устанавливать дополнительную кустарную броню и дополнтельные топливные баки. Пытались и довооружать – так, на Bell 47 пытались приспособить пулеметы FM.24/29. Однако вертолет, который с трудом поднимал себя был плохой платформой для оружия. Другое дело – Н-19 с наружными подвесными балками, куда монтировали 20-мм пушку и две пусковых установки для неуправляемых ракет, а в грузовой кабине вполне можно было расположить как 20-мм автоматическую пушку, так и пару пулеметов (причем как штатных винтовочного калибра, так и крупнокалиберные). Однако при этом существенно падала и скорость вертолета, и что самое страшное для экипажа – его маневренность.

Поэтому пришлось идти на компромисс, ограничившись парой крупнокалиберных (12,7-мм) пулеметов и одной 20-мм пушкой, которые монтировали на внешней подвеске с одной стороны.

Гораздо «веселее» дело пошло с массовой поставкой более грузоподъемных Н-34. Причем на этом этапе отошли от «кустарщины» – в недрах военного ведомства были разработаны стандартные варианты вооружения, при этом в частях вооруженные варианты получили наименование «Корсар» и «Пират». На «корсарах» устанавливали трофейные немецкие 20-мм автоматические пушки MG-151 на подвеске и 7,5-мм пулеметы—в грузовой кабине.

Основным вооружением «Пиратов» были 68-мм и 73-мм НУРСов, по три блока которых монтировала с каждого борта, дополненные 12,7-мм пулеметом в одном из окон кабины. Существовал также вариант вооружения с  неподвижной 20-мм автоматической пушкой на подвеске.

Уже в ходе войны была выработана уникальная методика взаимодействия десантников и армейской авиации. В общем виде рейд algir015парашютистов по уничтожению выявленного отряда партизан выглядел так: первоначально воздушная разведка выявляла места концентрации повстанцев. На основании данных аэрофотосъемки командование принимало решение о последующем ударе и необходимом наряде сил. Если это решение оказывалось положительным, то проводился совместный инструктаж экипажей вертолетов, а также летчиков истребительной и бомбардировочной авиации. Затем наносился воздушный удар. Первыми в дело вступали В-26, затем наступала очередь F-47 и T-6. После того, как истребители и бомбардировщики выполняли свою задачу, в бой вступали «корсары» или «пираты» Н-34, экипажи которых подавляли уцелевшие очаги сопротивления НУРСами и автоматическими пушками, попутно отмечая место будущей высадки дымовыми шашками. Только после этого появлялись транспортные вертолеты с десантом на борту.

Оказавшись на месте, парашютисты без жалости подавляли последнее сопротивление противника, а также захватывали пленных. Однако, как правило, после удара с воздуха они не встречали серьезного сопротивления. В то же время, вооруженные Н-34 продолжали барражировать в воздухе, готовые прикрыть спецназовцев с воздуха в случае чего.

algir013При этом боевые действия против партизан постоянно сдерживались политической целесообразностью. Так, в 16 сентября 1959 года Президент Франции Шарль де Голль провозгласил «полусамостоятельность» Алжира. Это привело к резким выпадам сторонников колониальной системы и закончилось неудачным покушением.

Одновременно, чувствуя, что политический прессинг слабеет, алжирское подполье перешло в наступление. В декабре 1959 года Алжир накрыла новая волна взрывов. Причем практически все вылазки сторонников независимости осуществлялись, преимущественно, в городах.

Начался новый виток напряженности, который французская армейская авиация встретила частично перевооруженной на более современную технику. Речь идет прежде всего о палубных штурмовиках Douglas AD-4 «Скайрейдер». За короткое время Франция получила 113 машин различных модификаций: 20 AD-4, 88 AD-4N и 5 AD-4NA. Эти штурмовики весьма эффективно применялись американской авиацией в Корее и на фоне стареньких «Тексанов» были просто «чудом современного авиастроения». Так, они были вооружены 20-мм пушками и могли нести более мощные бомбы – вплоть до 500 кг. Кроме того, американские двигатели оказались достаточно надежными и могли достаточно легко переносить жаркий алжирский климат и разреженный горный воздух.

Пришелся по душе французам и другой американский штурмовик – North American T-28A Trojan. Купленные в США учебно – боевые машины были доработаны в Сен-Назере – установлен более мощный двигатель, бронезащита и подкрыльевые узлы вооружения. Новые машины получили местное обозначение T-28S Fennec и могли применять пару спаренных 12,7-мм пулемета, бомбы и неуправляемые ракеты.

Вертолетные части стали получать отечественную технику – вертолеты Aеrospatiale SE.313B «Алуэтт» II. Машина класса Bell 47G обладала приличным потолком и грузоподъемностью и идеально подходила для обеспечения связи с отдаленными гарнизонами и эвакуации раненых.

algir012Правда, реалии противопартизанской войны воззвали к жизни и вооруженные варианты – причем весьма разнообразные. На «Жаворонок» (а именно так переводится название машины) устанавливали как стрелково – пушечное вооружение, так и 37-мм НУРСы. Однако самым удачным стал вариант с четырьмя управляемыми ракетами класса «воздух—земля» SS-10 и AS-11. Последние, имевшие дальность пуска до 3000 метров, оказались весьма мощным средством для борьбы с повстанцами в горах, где применение НУРСов или автоматических пушек было попросту невозможным.

Очень распространенным вариантом для снабжения отдаленных гарнизонов стала группа из 6 транспортных Н-21 и 2 вооруженных «Алуэтт» II.

Были в истории алжирской войны и случаи перехвата самолетов, нарушивших воздушное пространство в районе боевых действий – намеренно (ведь  Линию Морриса» пытались пересечь не только по суше и морю, но и по воздуху) или случайно. По официальным данным,  французские истребители перехватили 38 и сбили 9 самолетов. Были и весьма экзотические машины. Так,  9 февраля 1961 года над побережьем Алжира истребители «Мистраль» перехватили Ил-18, в салоне которого находилась правительственная делегация с мало кому известным тогда партийным функционером – Леонидом Брежневым. Французские пилоты открыли огонь и повредили машину. Лишь мастерство советских пилотов, умело совершивших аварийную посадку, предотвратило авиакатастрофу и крупный дипломатический скандал.

23 сентября 1960 года французскими истребителями «Мистраль» был перехвачен и принужден к посадке. А 20 декабря 1960 года над Ораном экипаж «Вотура» из знаменитой эскадрилии «Нормандия-Неман» перехватил и принудил к посадке  ливанский транспортный DC-4 (борт OD-ADK). После досмотра на борту нашлись более пяти тонн оружия и боеприпасов.

algir008С усилением системы ПВО повстанцев французские ВВС все чаще стали нести потери. Очень часто спасение экипажа выливалось в целую войсковую операцию. Так, было, например, 8 февраля 1958 года, когда в районе тунисской границы одиночный разведчик MD-315 получил тяжелые повреждения и совершил вынужденную посадку на территории соседнего государства. Для поиска пропавшего самолета немедленно был поднят в воздух фоторазведчик RF-84F. Уже через три часа над районом аварийной посадки появились 11 В-26, поддерживаемые  шестеркой «Корсаров» морской авиации. Позже в районе подошли еще и 8 «Мистралей». По всей видимости, целью было уничтожение отряда повстанцев, который пытался перейти границу. Не обнаружив партизан, французские пилоты принялись бомбить все подряд. Бомбы посыпались прямо на небольшой приграничный тунисский городок. В результате было уничтожено множество гражданских объектов, включая больницу и школу. В ходе налета погибло более 80 гражданских лиц, среди которых были женщины и дети.

Однако очень долго вести кровавую колониальную войну Франция просто не имела экономических возможностей. 11 апреля 1961 года президент Франции провозгласил «деколонизацию Алжира». В ответ 21 апреля в Алжире на базе 1-го Парашютного Полка Иностранного Легиона вспыхнул мятеж военных. Его организаторы надеялись, что пламя переворота перекинется во Францию. Однако, президент не побоялся решительных действий и на улицах Парижа появились танки.

К 25 апреля мятеж захлебнулся. Часть лидеров мятежников сдалась, другая ушла в подполье. 1-й Парашютный Полк Иностранного Легиона был расформирован и больше уже никогда не возродился, полиция и служба Безопасности арестовали 5 генералов и более 200 офицеров.

Но подавление заговора не стало концом военной оппозиции. Уцелевшие противники де Голля сделали ставку на Армейскую Секретную Организацию – OAS. Ее главной целью являлось устранение французского президента. Кроме того, организация осуществляла терракты против коренных алжирцев—в первую очередь, против мусульман.

Дальнейшая политическая обстановка подталкивала де Голля к изменению курса в отношении бывшей колонии. В мае 1961 года в Эвиане начались переговоры между представителями правительства и лидерами Фронта Национального Освобождения. Де Голль лично отдал приказ о приостановке наступательных операций на время проведения переговоров. Однако, руководство повстанцев не сделало ответного шага, и переговоры были сорваны.

В марте 1962 года силы повстанцев достигли пика. В рядах FLN насчитывалось 35000 бойцов. Кроме того, повстанческое движение уже начало получать из СССР легкую бронетехнику и артиллерию.

В июле 1962 года была официально провозглашена Декларация Независимости Алжира. Война завершилась.

Конфликт в Алжире достаточно дорого обошелся Франции: по разным данным потери среди военнослужащих составили от 17456 до 25000 убитых. Французские ВВС с 1955 по 1962 г.г. потеряли всего 97 самолетов и вертолетов, из которых только примерно половину в результате воздействия противника.

 

Автор: Михаил Жирохов. Военный историк. Ексклюзивно для ВПЦ “3-й полк”.

 

 

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Непрерикаемый кодекс воинственных пуштунов

Самый многочисленный народ Афганистана, пуштуны, соблюдают «пуштунвали», что означает «кодекс чести». Своеобразный уклад жизни пуштунов, ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com