Головна / Статті / Авторські блоги / Карабах: война в воздухе

Карабах: война в воздухе

Хотя с военной точки зрения война в Карабахе 1992- 1994 годов представляет собой региональный вооруженный конфликт, тем не менее, применение авиации в его ходе было достаточно эффективно и повлияло на ход развития событий.

Причины возникновения конфликта вокруг области Нагорного Карабаха очень сложны и поэтому остаются за рамками статьи.  Отметим только, что конфликт начался еще во времена СССР, когда с лета 1989 года на территории Нагорно – Карабахской Автономной Области (НКАО), входящей тогда в состав Азербайджанской ССР начались вооруженные столкновения между незаконными вооруженными формированиями азербайджанцев и армян. Причем если поначалу в боях применялось преимущественно автоматическое оружие, то вскоре «в бой пошла» градобойная артиллерия и ракеты.

Все это привело к тому, что Москва объявила в Карабахе «зоной чрезвычайного положения»  и вскоре здесь была сосредоточена крупная группировка внутренних войск в Карабахе, но в условиях горной местности даже таких сил было явно недостаточно и вскоре к выполнению несвойственных для себя функций подключились и армейские части.

Поддерживали действия «силовиков» вертолеты армейской авиации – Ми-8, Ми-6 и Ми-24. Основной задачей вертолетчиков на начальном этапе было сопровождение транспортных колонн, перевозка грузов и пассажиров, эвакуация раненных. Нанесение ударов по боевикам было буквально единичным – так, каждый конкретный случай надо было согласовывать с вышестоящим начальством. Деятельность Советской Армии в тот период в Закавказье окутана сплошной тайной и потому полную картину восстановить пока не представляется возможным. Отметим только, что все потери ВВС СССР в 1988 – 1990 годах в Нагорном Карабахе относили к «небоевым» и списывали то на отказы техники, то на человеческий фактор.

Из подтвержденных боевых потерь стоит сказать о Ми-8Т авиации ВВ МВД, который был сбит 20 ноября 1991 года боевиками неустановленной принадлежности около села Каракенд Мартунинского района.

После распада СССР и фактического перерастания конфликта в армяно – азербайджанскую войну вертолетчики, теперь формально подчинявшиеся эфемерной структуре  – Главному Штабу ВВС СНГ –  продолжали обеспечивать функционирование остававшихся здесь частей бывшей Советской Армии, а потом фактически обеспечили их вывод.

3 марта 1992 года в зоне конфликта был потерян последний «советский» вертолет – запущенная с земли ракета ПЗРК поразила Ми-26, он загорелся и рухнул около азербайджанского села Сейдиляр.  Из пятидесяти человек, находившихся на борту, 12 погибли и 38 получили ранения разной тяжести.

Распад Советского Союза и провозглашение независимости Нагорно – Карабахской республики ясно показал, что серьезного столкновения не избежать. Обе стороны лихорадочно начали формировать национальные армии, в том числе и авиационный компонент.

Так, в советское время в Азербайджане находилось несколько военных аэродромов, на которых базировалось пять  авиаполков ВВС и ПВО: 80-й ошап в Ситал-Чае (Су-25, на аэродроме базирования с 1987 года), 82-й иап ПВО в Насосной (МиГ-25ПДС), 976-й бап в Кюрдамире (Су-24), 882-й рап в Далляре (МиГ-25РБ и Су-24МР), 708-й гвардейский втап в Гянже (Ил-76МД). Кроме того, на территории Азербайджанской ССР базировались два учебных авиаполка Армавирского ВВАУЛ: 627-й Гв.уап (Сальяны), на вооружении которого находились 84 Л-39 и 761-й уап (Аджикабул) – 84 Л-39, 109 Л-29.

6666В то же время как в Армении вообще не было военных аэродромов и базировалась только вертолетчики.  Причем в отличии от другого тяжелого вооружения вертолетов на территории как Армении так и Азербайджана базировалась одинаково – по одной эскадрилье: в Азербайджане находились 9 Ми-24 845-й отдельной вертолетной эскадрильи, а под Ереваном базировалась  382-я  отдельная вертолетная эскадрилья с 7 Ми-24: 4 Ми-24К и  3 Ми-24Р.

Передавать эти вертолеты никто не спешил и поэтому стороны попросту разными способами попытались «прихватизировать» их.  Первыми в начале 1992 года решили действовать азербайджанцы. Им удалось привлечь на свою сторону двух офицеров уже несуществующего подразделения (майора Сергея Туваева и старшего лейтенанта Рафаэля Ширинова), которые в последнее воскресенье января (28-го числа) перегнали один вертолета на аэродром Забрат, где базировались гражданские машины “АЗАЛПАНХ”а. Учитывая обстоятельства угона этот Ми-24 был совершенно “беззубым” – без боекомплекта (за что он получил прозвище «голубь мира»).

Второй и третий вертолеты 3 февраля перегоняли так же летчики эскадрильи: майор Алексей Шварев (летел без оператора), капитан Евгений Карлов и все тот же Ширинов. Командование пыталось как то препятствовать такой «инициативе» и с аэродрома ПВО Насосный была поднята дежурная пара МиГ-25 (по другим данным – МиГ-23). Однако летчики либо не смогли либо не захотели перехватить «дезертиров» (кстати,  со 2 февраля эти вертолетчики были зачислены в состав  азербайджанской армии).

Очередные пять машин перегонялись 12 февраля уже пилотами гражданской авиации, перешедшими на военную службу  Явером Алиевым, Закиром Юсифовым, Ханларом Саттаровым, Эдиссоном Гасановым и Мирмагомед Агаевым. В итоге на аэродроме остался только один неисправный вертолет – один из офицеров эскадрильи из самых лучших побуждений (а всем было ясно, что захват такого количества авиатехники приведет только к эскалации конфликта в Карабахе) поджег его в самой середине стоянки, чтобы при взрыве были если не уничтожены, то хотя бы повреждены все остальные машины. Однако пожар был потушен и только один вертолет был поврежден. Однако повреждения были минимальные и 14 февраля наскоро отремонтированный Ми-24 перегнал Ширинов. С тех пор этот день и стал  официально отмечаться как в Азербайджане как  «День ВВС».

Таким образом, к концу февраля азербайджанцы располагали девятью боевыми вертолетами Ми-24 и всего лишь тремя подготовленными экипажами.

Зимой 1992 года обстановка в Карабахе стала накаляться: армяне воспользовавшись просчетами азербайджанского командования, перешли в наступление. Поэтому после быстрого переобучения азербайджанских вертолетчиков (а часть из них перешла с гражданских Ми-8) эскадрилью перебросили на фронт. Из-за недостатка опыта поначалу ограничивались лишь прикрытием гражданских «бортов».

После первых же боев азербайджанским военным стало, что ясно, что войскам требуется серьезная поддержка с воздуха, чего Ми-24 явно не могли обеспечить. Однако в тот момент Москва не спешила передавать самолеты, серьезно опасаясь что это может привести только к эскалации обстановки в регионе.

Поэтому азербайджанцы пошли по другому пути и уже 8 апреля 1992 года 25-летний старший лейтенант Вагиф Бахтияр-оглы Курбанов при помощи двух своих соотечественников: техника самолета лейтенанта Мамедова и авиамеханика прапорщика Кулиева, подготовил к взлету с аэродрома Ситал Чай штурмовик Су-25 и перегнал на гражданский аэродром Евлах.

Российское руководство немедленно потребовало вернуть самолет, но на мнение Москвы уже тогда мало кто обращал внимание. Тогда Министерство  обороны  России сообщило, что был отдан приказ уничтожить самолет-дезертир   и   982-й иап, базировавшийся в Грузии на аэродроме Вазиани, в апреле 1992 года постоянно держал в готовности пару МиГ-23 для перехвата азербайджанского штурмовика, но были ли какие-то реальные попытки перехвата неясно, хотя вряд ли кто-то посмел бы нарушить новоиспеченный суверенитет бывших республик.

Первая боевая потеря азербайджанской вертолетной эскадрильи относится к 11 апреля, когда под городом Физули был сбит экипаж Евгения Карлова.

Начиная с 8 мая одинокий Су-25 стал регулярно бомбить армянские позиции в  Карабахе. Причем использование единственного штурмовика имело свои особенности – его использовали исключительно для «стратегических» бомбардировок, а непосредственной поддержкой на поле боя занимались «крокодилы».  Использовался «грач» и крайне нетрадиционно – так, 9 мая Курбанов перехватил и обстрелял гражданский Як-40, который вывозил беженцев из Степанакерта (самолет совершил аварийную посадку и хотя никто не пострадал, но лайнер списали).

4444В конце мая 1992 года азербайджанская эскадрилья Ми-24 перебазировалась с аэродрома Забрат на аэродром Кала. 15 мая 1992 года азербайджанская авиация потеряла еще один вертолет – в районе селения Гюльаблы, Агдамского района был сбит вертолет, пилотируемый майором Алексеем Шваревым, оператором у него был Рафаэль  Ширинов. По счастливой случайности, оба пилота остались живы – спустились на парашютах.

Первая «восьмерка» в составе ВВС Азербайджана появилась 11 июня 1992 года. Гражданская машина была перегнана с аэродрома Далляр в Евлах (к Сурету Гусейнову), летчиком Мирзой Фараджевым. Этот вертолет не стал единственным и вскоре были переданы еще две «восьмерки». Неизвестно летали ли эти Ми-8 в составе эскадрильи или использовались как «личная авиация» Гусейнова. Тут стоить отметить и такую особенность войны – практически весь 1992 год существовало две военно-воздушные структуры: ВВС Азербайджана и «ВВС Гусейнова». Это была авиационная эскадрилья, которая полностью обеспечивалась местным полевым командиром Суретом Гуссейновым, включая денежное довольствие и социальное обеспечение летчиков – контрактников. Мало того, после смерти или попадания в плен, оказывалась помощь семьям этих летчиков.

Пополнение матчастью этих частных ВВС тоже было специфическим – в мае 1992 года им были куплены «где-то» в Средней Азии два истребителя МиГ-21 – в разваливающемся на тот момент Союзае это было несложно- были бы деньги.

Одновременно азербайджанская сторона предприняла меры для получения полноценных боевых самолетов. Причем в отличии от Гусейнова официальные власти занялись захватом остававшихся на территории республики советской авиатехники. 9 июня 1992 года на территорию аэродрома Далляр ворвалась толпа, женщины блокировали полосу, а мужчины порезали пневматики боевых самолетов. В результате на этом аэродроме азербайджанцы захватили 5 разведчиков МиГ-25РБ, 11 Су-24МР и 3 Ил-76, присланных для эвакуации личного состава и имущества.

Это была самая большая удача для азербайджанцев, так как из Ситал Чая удалось вывести всю технику (причем сразу после ухода военных на этом аэродроме «совершенно случайно» возник пожар, который уничтожил все постройки!), а в Кюрдамире «оккупанты» оставили только один неисправный Су-24. При помощи перешедшего на службу в азербайджанскую армию военного летчика Сергея Муртазалиева, были начаты работы по его ремонту. Лично Суретом Гуссейновым была организована доставка с Тбилисского авиазавода нужных запчастей и с конца июля Су-24 начал боевые вылеты.

Таким образом, можно констатировать, что летом 1992 года в руки азербайджанских военных попали 5 разведчиков МиГ-25РБ, 11 Су-24МР, 1 Су-24М, 4 Ил-76, до 30 перехватчиков МиГ-25ПД и примерно 70 учебно – боевых самолетов Л-29 «Дельфин».

Попутно отметим, что ценность захваченных самолетов была невелика. Разведчики Су-24МР не имеют никакого прицельного оборудования для бомбометания, а МиГ-25РБ и его модификации предназначены для ударов по крупным стационарным объектам, а также ведения фото и радиотехнической разведки.

Что касается МиГ-25, то благодаря специалистам АРЗ были проведены работы по их небольшой переделке – на место подвесных баков стали подвешивать бомбы. Всего удалось добиться подвески 6 бомб общей массой в 3 тонны. Правда, о точности говорить не приходилось виду отсутствия бомбового прицела, да и сбрасывать приходилось все бомбы одновременно.

Тем временем война в Карабахе набирала обороты наличие боевых вертолетов на том или ином участке фронта часто способствовало наступательных действий азербайджанской армии. Например, так произошло в августе, когда именно благодаря массированным ударам вертолетной эскадрильи на кельбаджарском направлении армянские формирования были вытеснены вглубь Карабаха.

Однако усилившаяся ПВО карабахцев уже могла серьезно противостоять азербайджанским налетам: так, 13 июня 1992 года Азербайджанские ВВС понесли тяжелую потерю – был сбит и погиб Вагиф Курбанов. Телевидение продемонстрировало обломки, среди которых был  характерный  киль  Су-25  с азербайджанским флажком. Судя по характеру повреждений самолет был сбит ракетой с земли.

red_roninК этому времени азербайджанские вертолетчики накопили уже определенный боевой опыт – на боевое задание вылетали, как правило, тремя вертолетами: один отрабатывает по цели, пара прикрывает. Но и карабахцы приобрели огромный опыт борьбы с «крокодилами», что не могло не сказаться на потерях. Так, 6 августа 1992 года был сбит вертолет капитана Закира Меджидова.

А 20 августа был сбит МиГ-25ПД, бомбивший Степанакерт. Летчик – бывший капитан ВВС СССР Юрий Беличенко –  катапультировался и попал в плен. После того как попали в плен этот летчик, стало известно о наличии в ВВС Азербайджана наемников из числа летчиков бывших ВВС СССР (хотя назвать их наемниками честно говоря не поворачивается язык – офицеры давали присягу государству, которого на тот момент не существовало).

Стоит сказать, что карабахцы располагали только маловысотными средствами ПВО, поэтому не могли эффективно противостоять налетам самолетов противника и азербайджанская авиация практически ежедневно наносила удары по Степанакерту. Иногда производилось несколько налетов в день. Обычно азербайджанские самолеты действовали парами. Часто использовалась высота более 4 км, и хотя точность бомбометания была низкой,  это  обеспечивало неуязвимость   летчиков.    Иногда использовалась другая тактика. Самолеты уходили ложным маршрутом, потом делали крюк и на высоте 100-200 метров с неожиданного направления производили удар по городу. Потери среди населения были весьма значительными. А 23 ноября азербайджанцы пополнили свой парк трофейным Ми-24П.

Начало 1993 года отмечено боями на Кельбаджарском направлении. Применение вертолетов в этих боях было максимальным за всю войну. Понятно, что ПВО армян значительно усилилась, поэтому уже 23 марта  южнее населенного  пункта Кельбаджар ракетой ПЗРК был сбит очередной азербайджанский Ми-24  под управлением Игоря Костюка. Экипаж смог посадить поврежденную машину  и вскоре прибывший Ми-2 эвакуировал его.

А 15 января 1993 армянской ПВО в районе сел Срхавенд и Газанчи удалось сбить МиГ-21 ВВС Азербайджана, который пилотировал старший лейтенант контрактник Алексей Плотников (служил в кобринском полку на Су-25), который погиб.

23 января в СМИ появилась информация о потере очередного азербайджанского «Су-25», однако фактически это был Су-24 (летчик – Игорь Лысенко).

Следующей машиной, потерянной в этой войне, стала «восьмерка». 4 апреля недалеко от населенного пункта Аджикенд азербайджанские зенитчики по ошибке сбили вертолет Валерия Меркулова.

Еще один Ми-24 пропал без вести 30 августа 1993 года в районе населенного пункта Кубатлы. Его экипаж в до сих пор считается пропавшим без вести, так как остается неясным  – сбит вертолет или потерпел аварию.

В январе 1994 года (10–го числа) во время выполнения боевого задания в плохих метеоусловиях, сбился с курса и врезался в гору Ми-24 под управлением  капитана Адыля Исмайлова.

Таким образом, общие потери азербайджанской вертолетчиков за время войны составили 9 машин, из которых пять было сбито в 1992 году.  Причинами катастрофических потерь в первый год войны является прежде всего отсутствие боевого опыта.

Что касается вертолетного полка Ми-24, то подразделение за три года войны потеряло в боевых вылетах и катастрофах 22 человека летно – подъемного состава, девять  из которых посмертно получили звание “Национальный Герой”.

Что касается армян, то поначалу они попытались пойти тем же путем, что и их противники – то есть захватить вертолеты путем угона. Таким образом 18 апреля 1992 года с аэродрома Эребуни на досаафовский аэродром Арзни (в 8 км северо – западней города) была угнана пара Ми-24П. Через сутки сюда наведались спецназовцы на одном БТР и провели «разъяснительную» работу. В тот же день машины были перегнаны обратно.

2222Таким образом, следующие четыре месяца армянские части в Карабахе могли надеяться только на свою ПВО, так как российские власти передачу вертолетов постоянно откладывали. Хотя по сообщениям некоторых российских СМИ в этот период удалось привлечь несколько экипажей «ВВС СНГ», которые за плату согласились выполнить несколько вылетов в район конфликта.

Только в августе в военных сводках впервые появились сообщения о применении армянами нескольких Ми-24, а в сентябре азербайджанцы заявили об уничтожении одного из них, второй армянский Ми-24 был сбит 12 ноября 1992 года.

В 1994 году было отмечено появление боевых самолетов у Армении. Известно, что 4 Су-25 были переданы Россией в рамках военного сотрудничества СНГ, и они, видимо, принимали участие в боях с азербайджанскими войсками на заключительном этапе войны.

Подводя итоги действий армянской и азербайджанской авиаций в Карабахской войне, можно смело говорить о том, что несмотря на то, что азербайджанская авиация была достаточно мощной, наемные летчики были хорошо подготовлены, а количество необходимых специалистов ПВО у армян было небольшим, а боевой техники было мало, тем не менее,  общее число потерянных азербайджанских летательных аппаратов  переваливает за 25 (как боевые, так и небоевые потери).

Азербайджанская сторона применяла авиацию в основном в качестве ударного средства, в том числе и против мирного населения. В тоже время случаев воздушных боев зарегистрировано не было, хотя очень часто летчики в небе видели вертолет или самолет противника.

Вертолетная авиация обеих сторон использовалась почти исключительно для снабжения войск. Так, например, армянские вертолетчики за время войны вывезли с передовой 80 раненных и 100 погибших, а перебросили 24 тонны вооружения, продовольствия и других грузов. Причем  во время боевых действий армянская боевая авиация не потеряла ни одного летательного аппарата от огня противника.

Автор: Михаил Жирохов. Военный историк. Ексклюзивно для ВПЦ “3-й полк”.

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Непрерикаемый кодекс воинственных пуштунов

Самый многочисленный народ Афганистана, пуштуны, соблюдают «пуштунвали», что означает «кодекс чести». Своеобразный уклад жизни пуштунов, ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com