Головна / Статті / Авторські блоги / Мозамбикский фронт «холодной войны»

Мозамбикский фронт «холодной войны»

Сегодня на фоне многочисленных войн в Африке гражданская война, которая длилась в Мозамбике около 30 лет, несколько отошла на задний план. Однако этот конфликт достоин более пристального внимания, так как это одна из немногих африканских войн, которая пришла к логическому завершению естественным путем. 

А начиналось все в далекие 60-е годы с борьбы с португальскими колонизаторами. Это на сегодня Португалия – маленькая бедная страна на задворках Европы, но в начале XVI века она была третьей по влиянию колониальной империею. Ее блистательные войны и победы в сегодняшнем по большей части англоговорящем мире практически забыты.

Не вдаваясь в особенности португальской колониальной политики, отметим, что к началу 50-х годов ХХ века португальские «колонии» были скорей «заморскими провинциями» со своим законодательством и минимальным управлением из Лиссабона. Однако за свою демократичность и лояльность португальцы дорого заплатили – гораздо дороже, чем например южноафриканцы со своей политикой апартеида.  Заплатили жизнями своих граждан, которых обращенные в христианство местные племена убивали в течение 13 лет беспощадной колониальной войны.

2222
Агитационный плакат ФРЕЛИМО (1983 год).

Мозамбик с территорией в половину Франции был португальской колонией с 1498 года и в тоже время последней из «заморских территорий», где возникло движение за национальную независимость. Только в 1962 году появилось движение ФРЕЛИМО (Frente de Libertacao de Mocambique), которое возглавил Эдуардо Мондлан. Однако само движение было скорее идеологическим и весьма разношерстным по составу.

Ситуация кардинально изменилась после получения независимости соседней Танганьики (ныне – Танзания), президент которой Юлиус Ньерере искренне поддерживал борцов за независимость. В приграничных районах началось формирование вооруженных отрядов мозамбикских националистов. Причем ядро их составили 250 бойцов, прошедших подготовку в дружественном Алжире. Были организованы и несколько лагерей для базирования партизанских отрядов – самый крупный находился в Начингвеа.

Так начинались ВВС Мозамбика – «Тексан», брошенный колонизаторами при эвакуации из бывшей колонии.
Так начинались ВВС Мозамбика – «Тексан», брошенный колонизаторами при эвакуации из бывшей колонии.

Первый рейд партизан через границу был отмечен 25 сентября 1964 года, следующие три года они продолжались практически непрерывно. Однако стратегически для португальцев они были не особо опасными – отряды были небольшими, заходили на несколько километров, стараясь не попадать на территории, подконтрольные племенам, лояльным Лиссабону. Только в 1967 году с обострением ситуации в Анголе вспыхнул и Мозамбик – бойцы ФРЕЛИМО стали массово атаковали приграничные провинции.

К тому времени повстанцам удалось создать централизованное командование, а также получить большое количество современного вооружения, в том числе автоматы Калашникова, 82-мм минометы, 75-мм безоткатные орудия и гранатометы РПГ-7 (практически все китайского производства). Общее количество бойцов к тому времени оценивалось в 8 тысяч человек.

Португальцы стянули в приграничье все наличные силы (весьма скромные), однако о полномасштабной войне речи на тот момент не шло. В итоге лучшим решением для колониальной администрации стала эвакуация «белого» населения из двух провинций: Кабо Дельгадо и Ниасса. А на пути дальнейшего продвижения бойцов ФРЕЛИМО стали укрепленные блок-посты, перед которыми местность выжигалась напалмом.

Что касается авиации, то присутствие ВВС Португалии в Мозамбике в начале 1960-х годов было минимальным: в Бейре базировалось несколько «ударных» T-6G «Тексан» и транспортных С-47 «Дакота». Первые боевые вылеты отмечены в 1963 году, однако уже через год положение стало меняться: португальский гарнизон был увеличен до 16 тысяч человек, для базирования авиации были приспособлены два новых аэродрома – Нампула и Вила Кабраль. Увеличилась и авиационная группировка, которая теперь составляла десяток «Тексанов», восемь «Локхид» PV2 «Гарпун», десяток «Дорнье» Do.27 и несколько вертолетов SA.316B «Алуэтт» III. Причем авиация использовалась в тот момент прежде всего для патрулирования границы и немедленного реагирования на ее пересечение.

В 1968 году ФРЕЛИМО провело 2-й конгресс, на котором произошло разделение на политическую и военную часть движения. Тут же было принято решение о реорганизации военной составляющей. Теперь вся территория Мозамбика была разделена на сектора, каждый из которых контролировался собственным «батальоном» (трех ротного состава, всего 450 человек) со своей базой. Эта реорганизация была возможна, так как с получением независимости Замбией лагеря движения появились и на ее территории. Таким образом, португальцы получили фактически «второй фронт», который усугубился появлением у повстанцев 122-мм орудий советского производства с дальностью стрельбы до 16 км.

Легкие транспортные самолеты «Дорнье» Do.27 широко использовались португальцами в ходе войны в колониях также как и «ганшипы».
Легкие транспортные самолеты «Дорнье» Do.27 широко использовались португальцами в ходе войны в колониях также как и «ганшипы».

В 1966 году португальцы организовали в Мозамбике 101-ю эскадру (Esquadron 101), на вооружение которой передали «Гарпуны» и несколько T-6G. Тогда же была реорганизована и система базирования ВВС – так появились авиабазы (Bases Aéreas (BA)) и аэродромы базирования (Aérodromos-Bases (AB)). Аэродром Бейра стал BA.10, Накала – AB.5, Нова Фрексио – AB.6, Тете – AB.7, а Лоуренцо Маркес – AB.8. Позже была организована и новая транспортная эскадрилья – Escuadrilha 801, на вооружении которой поступили современные «Норд» «Норатлас» с базированием на ВА.10. Кроме «номерных» авиабаза и аэродромов были оборудованы многочисленные полевые площадки по всей стране.

Анти-партизанская кампания в провинции Тете в 1968 году привела к массовому оттоку местного населения в соседнюю Малави. При этом боевые действия привели ФРЕЛИМО практически на грань разгрома – часть руководителей среднего звена погибла.

Однако более серьезными были потери высшего руководства – лидер крайне националистического крыла организации Кавандаме был арестован португальцами, а 3 февраля 1969 года лидер ФРЕЛИМО Мондалан погиб в Дер-эр-Саламе в результате взрыва бомбы, замаскированной под книгу. К власти пришел более воинственный Самора Мачель, который стал настаивать на активизации «замбийского» направления.

С другой стороны португальский контингент в стране с мая 1969 года возглавил тоже воинственный генерал Каулза де Арриага. Именно с этим военным связывают и активизацию применения авиации. Интересно, что наравне с ударными функциями впервые стали практиковаться и воздушные десанты. Для чего, например, пришлось докупать в ФРГ дополнительную партию военно – транспортных «Норатласов». Тактика же применения легких штурмовиков «Тексан» была относительно простой и сводилась к атаке обнаруженных групп партизан с помощью пулеметов, неуправляемых ракет и баков с напалмом.

Становым хребтом португальской авиагруппировки в Мозамбике были реактивные истребители – бомбардировщики «Фиат» G.91, которые находились на вооружении двух эскадрилий.
Становым хребтом португальской авиагруппировки в Мозамбике были реактивные истребители – бомбардировщики «Фиат» G.91, которые находились на вооружении двух эскадрилий.

Однако не забывали португальцы и о более современном вооружении – так, с конца декабря 1968 года на аэродроме Бейра началась сборка первых реактивных истребителей – бомбардировщиков «Фиат» G.91R-4. Собранные в рекордные пять дней все восемь самолетов составили новую 502-ю эскадрилью «Ягуары» (Esquadron 502 “Os Jaguares”). Появление реактивных машин с большой дальностью полета положительно сказалось на возможностях португальской авиагруппировки в Мозамбике. Причем реактивные машины оказались универсальными «бойцами» – так, они очень хорошо зарекомендовали себя как дальние разведчики после установки камер К-20. Причем их радиус позволял «заглядывать» и за границу – прежде всего в Замбию.

Для того чтобы нанести ФРЕЛИМО окончательное поражение генерал Арриага спланировал операцию с весьма оптимистическим названием «Гордиев узел», которая началась 10 июня 1970 года в северной части страны. Для ее проведения было стянуто около 10 тысяч солдат колониальной армии, однако основная роль отводилась парашютистам и «коммандос», которые должны были атаковать известные базы партизан по всей линии соприкосновения (причем также с помощью артиллерии и авиации). Специально под операцию из Португалии прибыло еще восемь «Фиатов», из которых сформировали 702-ю эскадру «Скорпионы». Однако в этом плане было серьезное политическое ограничения – нельзя было пересекать границу с соседними странами.

В итоге за семь месяцев боев (включая сезон дождей) португальские военные заявили об уничтожении 165 лагерей, 651 убитом повстанце и 1840 пленных. Собственные потери оценивались в 132 солдата и офицера. Кроме того, только за первые два месяца боев было захвачено 40 тонн оружия и снаряжения. Однако стратегические цели достичь не удалось – повстанческому движению не было нанесено окончательного поражения, прежде всего из-за того, что зарубежные базы оставались нетронутыми.

Приспособленные под легкие штурмовики учебные Т-6 «Тексаны» полюбились португальским летчикам за простоту обслуживания и пилотирования.
Приспособленные под легкие штурмовики учебные Т-6 «Тексаны» полюбились португальским летчикам за простоту обслуживания и пилотирования.

В целом можно отметить, что португальцы не использовали в своих анти-партизанских операциях ни опыт французов в Индокитае, ни американцев во Вьетнаме. Так, после сообщений о появлении в том или ином районе отрядов ФРЕЛИМО проходили дни и даже недели, в ходе которых планировалась операция, согласовывались детали. В итоге проведение операции было малоэффективным. Кроме того, любые боевые действия проводились исключительно днем, что позволяла повстанцам (среди которых было много местных) под покровом ночи либо отойти, либо перегруппироваться. Немаловажным отрицательным фактором была тактика «выжженной земли», когда португальские военные уничтожали все что было возможно, попутно арестовывая и убивая всех, кто был заподозрен в нелояльности. Это только увеличивало поддержку бойцов ФРЕЛИМО.

Немалую роль в тактике выжженной войны отводили и авиации – так, самолеты привлекались для ведения химической войны. Например, 30 апреля 1972 года шесть транспортных машин с южноафриканской регистрацией перелетели с Йоханессбурга в Накалу (а оттуда в Муэду), откуда под прикрытием португальских самолетов совершили несколько вылетов на разбрызгивание гербицида «Коновольвотокс»  в приграничных районах. Причем повстанцы не сидели сложа руки – 14 апреля огнем с земли из деревни в районе реки Ровума (Танзания) был сбит Т-6 сопровождения. Через три дня «Фиаты» G.91 практически сровняли с землей этот населенный пункт, сбросив десятки 50-кг и 100-кг бомб. Эти и последующие инциденты привели к тому, что южноафриканские экипажи разорвали контракт, вернувшись на родину.

Бойцы вооруженных сил Фронта освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО)
Бойцы вооруженных сил Фронта освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО)

Интересно, что параллельно с весьма жесткими мерами новый командующий генерал Антонио Спинола объявил о начале реализации программы «ума и сердца», по которой для местного населения массового должно было строиться новое доступное жилье, медицинские центры, новые дороги. И эта программа реализовывалась – так, к 1972 году было построено 1400 км дорог (больше, чем построили американцы за шесть лет войны во Вьетнаме или британцы за 12 лет войны в Малайе). Однако все это было слишком поздно – местное население продолжало массово поддерживать повстанцев.  Подтверждением этого стала крупная операция повстанцев, проведенная в ноябре 1972 года в провинции Тете, в которой приняло участие до 8 тысяч бойцов ФРЕЛИМО.

Фактически к началу 70-х годов сложилась ситуация, когда колониальные войска контролировали только города и коммуникации. И это при то, что в Мозамбике  находилось до 70 тысяч кадровых военных. Учитывая пропорцию португальского населения, то в процентном отношении это больше, чем американцы собрали во Вьетнаме !

К 1973 году португальская авиагруппировка в Мозамбике насчитывала 16 «Фиат» G.91, 15 Т-6, пять «Норатлас», семь C-47/DC-3, 14 «Алуэттов» и две «Пумы». Именно этим годом датировано появлении у африканских повстанцев очень мощного оружия – ПЗРК типа «Стрела-2» (вероятно, в китайской версии). Однако поначалу успехи африканских зенитчиков были минимальными – получила повреждения транспортная «Дакота», на борту которой находились в том числе и иностранные советники, а также сбит один «Фиат» (15 марта, пилот погиб).

Гораздо большие потери португальцы понесли от ударов на земле. Так, в 1974 году по авиабазе АВ.10 был нанесен мощный минометный удар, в результате чего сгорели все запасы топлива и три «Фиата». Причем эта атака не была неожиданностью –  на тот момент повстанцы уже контролировали территорию около Бейры, практически не встречая сопротивления. Дело в том, что военные были шокированы военным переворотом в метрополии. Причем события в Лиссабоне сопровождались мощным анти-военным движением и значительным падением экономики. Поэтому многим было ясно, что африканские колонии Португалии сбросит со счетов в первую очередь.

Так и произошло 8 сентября 1974 года, когда в Мозамбике было объявлено перемирие, перетекшее фактически в исход белых поселенцев. Вместе с тысячами беженцев и армейцами в Европу отправились и «Фиаты» (старенькие самолеты и вертолеты было решено не эвакуировать).

25 июня 1975 года Мозамбик стал независимым государством, ФРЕЛИМО – правящей партией, а ее лидер – Мачель – первым президентом.

Партизанские отряды стали основой для формирования мозамбикской армии численностью до 24 тысяч человек с вооружением советского образца. Были сформированы и небольшие ВВС, которые состояли из как минимум семи «Норатласов», пяти (по другим данным – шести) С-47 «Дакота», нескольких T-6G, трех «Дорнье» Do.27  и четырех «Алуэтт» III.

Причем новая армия недолго была без дела – слишком уже взрывоопасным был регион в 70-е годы. Прежде всего, новое государство сразу же начало поддержку Зимбабвийского Африканского Национального Союза (ЗАНУ), который вел борьбу против белого режима Родезии. Причем родезийцев (в отличии от тех же португальцев) государственные границы не  останавливали и часто на территории Мозамбика проводились боевые операции (с массовым применением авиации). Так, например, 28 февраля 1976 года родезийские «Хантеры» атаковали базу африканских повстанцев в Пафури, в мае авианалетом был уничтожен крупный склад вооружения.

2222Рейды родезийской армии продолжались в разных масштабах с октября 1976 года до середины мая 1977 года. Причем в них были задействованы кроме «Хантеров», также легкие бомбардировщики «Канберра» и многочисленные вертолеты. Причем без потерь не обошлось: во время рейда в рамках операции «Ацтек» 30 мая 1977 года гранатой, выпущенной из РПГ-7, был поврежден двигатель транспортного С-47А. И хотя командир экипажа – флайт лейтенант Коллокотт приложил все усилия, чтобы вернуть машину на свой аэродром, однако «Дакота» все таки упала, похоронив самого командира экипажа и одного из членов (остальные вероятно уже покинули самолет на парашютах).

Интересно, что в ходе атак позиций боевиков ЗАНУ родезийские летчики очень часто намеренно разрушали и военную инфраструктуру мозамбикских вооруженных сил, резонно видя в них врагов своего государства.

Родезийские (а позже зимбабвийские) «Хантеры» были частыми гостями в небе Мозамбика.
Родезийские (а позже зимбабвийские) «Хантеры» были частыми гостями в небе Мозамбика.

В ответ Мапуту попросило у своих союзников (а страна активно сотрудничала не только с СССР, но и, например, с ГДР) средства ПВО и вскоре приграничные районы стали прикрываться многочисленными зенитными орудиями и расчетами ПЗРК «Стрела-2». Хотя поначалу ни одного случая поражения родезийских самолетов из такого грозного оружия не было зафиксировано, однако это вынудило их перейти от массированных налетов днем к ночным вылетам чуть ли не одиночными машинами на сверхмалой высоте.

Кроме того, мозамбикцы обратили внимание на развитие своих ВВС, которые до этого момент фактически не имели ударного компонента. Уже в 1977 году западные наблюдатели отметили появление на аэродроме Накала реактивных МиГ-17 (причем официально о закупках ничего не было известно, да и подготовленного летно-технического состава не было). А в 1980 году на вооружении появились первые вертолеты Ми-8 и транспортные Ан-26. Тогда же было заявлено и о покупке в СССР 24 МиГ-17 и двух МиГ-15УТИ. Таким образом, к 1981 году ВВС Мозамбика были сведены в две эскадрильи МиГ-17, вертолетную (Ми-8) и транспортную («Норатлас» и Ан-26) эскадрильи. Причем все это «воинство» базировалось на единственной авиабазе – Мапуто.

В августе 1981 году в страну из ГДР прибыла дополнительная партия из 12 Миг-17 и двух МиГ-15УТИ, что позволило сформировать третью эскадрилью. Причем, по всей видимости, и летали в ней исключительно восточные немцы, так как подготовленных африканских кадров просто не было.

Советские Ан-26 сыграли немалую роль в снабжении отдаленных гарнизонов по всей стране. Причем очень часто экипажи были прикомандированные советские специалисты.
Советские Ан-26 сыграли немалую роль в снабжении отдаленных гарнизонов по всей стране. Причем очень часто экипажи были прикомандированные советские специалисты.

Усиленная подготовка мозамбикских военных советскими военными советниками приводила к увеличению потерь родезийцев. Так, в ходе операции «Урик» в сентябре 1979 года был сбит родезийский «Алуэтт» III и «Пума» южноафриканских ВВС (погибло 12 человек). А под занавес войны африканцам удалось сбить в сентябре 1979 года «Канберру» и «Хантер» (пилот последнего погиб). Через несколько месяцев война в Родезии завершилась.

Однако пока все внимание Мапуту было сосредоточено на «родезийском» фронте, в стране появилась вооруженная оппозиция в лице Мозамбикской Революционной Партии (РЕНАМО), вооруженные формирования которой к началу 1979 года контролировали полностью или частично четыре провинции: Маника, Софала, Замбезия и Тете. Причем интересно, что к их становлению приложили руку родезийские спецслужбы, которым на тот момент была выгодна дестабилизация внутреннего положения Мозамбика.

В октябре 1979 года мозамбикская армия провела мощную операцию против основной базы РЕНАМО в Горонгоса Масиф. В ходе тяжелейших боев была взята (правда, все иностранные советники были эвакуированы уже в ходе боев родезийскими вертолетами).

В итоге к началу 1980 года повстанцы были загнаны в горный массив Маника, ограничившись мелкими рейдами. В этом же годы у РЕНАМО сменился покровитель – вместо родезийцев ими стали «заниматься» южноафриканцы.

Теперь подготовку африканцы проходили в восточном Трансваале под руководством инструкторов из 5-го разведывательного полка армии ЮАР, оттуда перебрасывались на территорию Мозамбика вертолетами и транспортными самолетами. Так прошел год и в 1981 году повстанцы взяли инициативу в свои руки.

28 октября 1981 года РЕНАМО провело свою первую крупную операцию. Так, в ночь на 29 октября было взорвано несколько крупных мостов. Причем стоит отметить, что большую помощь повстанцам оказали зимбабвийцы. Налицо была интернационализация конфликта – в нем кроме ЮАР, СССР и Восточной Германии появился и новый игрок. В ходе отражения наступления правительственные войска бросили все, включая новые МиГи, однако толку от них было мало – ударные возможности МиГ-17 были весьма скромные.

Тем не менее, ФРЕЛИМО удалось удержать у власти, хотя отряды РЕНАМО к началу 1983 года действовали в шести из десяти провинций страны. Для того, чтобы помочь повстанцам в Хараре было решено ввести в Мозамбик «Специальный ударный отряд» из трех батальон зимбабвийской армии, который взял под контроль так называемый «Коридор Бейра» в провинции Тете. Это была стратегически важная для страны железнодорожная ветка, которая связывала ее с внешним миром. Все активные перевозки в интересах контингента выполняли С-47 ВВС Зимбабве.

Однако Южная Африка, которая на тот момент была отодвинута от поддержки РЕНАМО, и которой прекращение гражданской войны было крайне невыгодно, сделала «ассиметричный» шаг, поддержав восстание племени маталебе на своей границе с Зимбабве. Поняв намек, президент Роберт Мугабе отдал команду своим войскам не вмешиваться в ход столкновений, ограничившись охраной коммуникаций.

Тем временем ФРЕЛИМО собирались с силами – во внутренней политике был проведен 4-й Конгресс (апрель 1983 года), на котором были найдены некоторые пути для поддержки отдельными племенами политики правительства. А во внешней – снова стали просить оружие у Советского Союза. Москва, которая имела стратегические интересы в этой части земного шара, немедленно откликнулась – в страну «рекой потекло» оружие и боеприпасы.

После 1989 года состояние мозамбикских МиГ-21 с каждым годом только ухудшалось. Только в середине 2000-х годов появились сообщения об их капитальном ремонте в Румынии.
После 1989 года состояние мозамбикских МиГ-21 с каждым годом только ухудшалось. Только в середине 2000-х годов появились сообщения об их капитальном ремонте в Румынии.

Модернизация коснулась и ВВС – с 1982 года на вооружение стали поступать новенькие МиГ-21 (причем интересно, что учебно-боевые варианты изначально не покупались). Значительно увеличилось количество вертолетов (как одно из самых эффективных орудий анти-партизанской борьбы) – прибыли первые шесть боевых Ми-25, а количество Ми-8 увеличилось до 12.

В тоже время противники допускали одну ошибку за другой – так, РЕНАМО в отличии от, например, УНИТА в Анголе не создавали «освобожденные территории», а просто переходили из одного района в другой. Давая возможность власти восстанавливать свои органы власти. Кроме того, «акции устрашения» очень скоро привели к практически полной потере поддержки со стороны населения. Все это позволило правительственным войскам значительно потеснить противника.

Однако окончательный удар был нанесен с неожиданной стороны – в марте 1984 года Мозамбик и Южная Африка подписали так называемое «Соглашение в Нкомати», согласно которому ЮАР отказывалось от поддержки РЕНАМО в обмен на отказ Мозабика поддерживать Африканский Национальный Конгресс. Это был удар «под дых», которые повстанцы не ожидали и не пережили.

Без поддержки южноафриканских военных, а особенно разведывательных данных, без оружия и боеприпасов сопротивление долго продолжаться не могло. Все операции РЕНАМО на протяжении 1984 года больше напоминали агонию.

Практически всем было очевидно, что конец войне в Мозамбике близок, однако тут снова вмешались зимбабвийцы. Группировка в стране была срочно увеличена до 12 тысяч человек и началось движение в сторону от коридора – на юг. Для того, чтобы покончить с этим режим в Мапуто разработал план масштабной операции «Грейпфрукт», которая началась 28 августа 1985 года. Целью была штаб-квартира РЕНАМО в Каса Банана (кстати, тут же находилась полевая площадка с ВПП 800 метров). Срочно выброшенный в район десант из двух тысяч зимбабвийских «коммандос» смог только отсрочить падение главной базы повстанцев (перенесена в Инхамингу). В ходе этих упорных боев обе стороны достаточно активно применяли авиацию: было сбито как минимум три вертолета ВВС Зимбабве, два мозамбикских Ми-25, один МиГ-17 и один эфиопский МиГ-21. И это при том, что у бойцов РЕНАМО ничего мощнее 14,5-мм пулеметов не было.

До конца года продолжались постоянные боестолкновения в различных районах, причем обе стороны несли тяжелейшие потери. В том числе и авиации – так, 30 марта 1986 года около Пемба разбился мозабикский Ан-26 (погибло 49 человек), примерно в это же время разбился зимбабвийский С-47А (погибло 17 человек).

Такими легкими южноафриканскими «Сесснами» без опознавательных знаков долгое время снабжались отряды РЕНАМО.
Такими легкими южноафриканскими «Сесснами» без опознавательных знаков долгое время снабжались отряды РЕНАМО.

Весной 1986 года Мапуто и Зимбабве готовились к окончательному решению в районе Мапуто и Накала. На этот раз для поддержки РЕНАМО были переброшены несколько «Хантеров», а мозамбикские позиции прикрывали до 48 МиГ-21. Однако наступательный порыв правительственной армии был сильно подорван событиями 19 октября 1986 года, когда около Мбинзи потерпел аварию Ту-134А, в котором погибли Самора Мачель и все руководство страны. Посчитав себя свободными от предыдущих договоренностей, руководство ЮАР снова стало поддерживать повстанцев.

Воспользовавшись последовавшей неразберихой в верхах, РЕНАМО начало полномасштабное наступление, опираясь на свои базы в районе малавийской границы. Удар наносился по трем направлениям тактическими группами по 8 тысяч человек в каждой: в провинции Тете, из южного Малави вдоль Замбези и третий – западнее Миланже в центральную провинцию Замбезия. Причем на этот раз противники и союзники в очередной поменялись местами и одновременно повстанцы объявили войну Зимбабве, атаковав чайные плантации вдоль границы и создав реальную опасность для «коридора Бейра».

Однако так хорошо начавшееся наступление к началу 1987 года выдохлось: правительственная армия к тому времени была реорганизована и в начале января смогла отбить нижнюю Замбезию (причем в боях их поддерживали вооруженные силы Зимбабве).

Марка выпущенная в СССР.
Марка выпущенная в СССР.

В апреле 1987 года РЕНАМО потеряло одну из своих основных баз в Моррумбала, через несколько недель правительственные войска вышли на позиции всего в нескольких километрах от южноафриканской границы.

Гражданская война в этом африканском государстве могла бы продолжаться еще долго, если бы не «ветер перемен», который охватил Советский Союз. Под грузом внутренних проблем Москва стала отказываться от поддержки заокеанских союзников – так, в 1989 году было объявлено о выводе 800 советских советников из Мозамбика, что фактически поставило правительственную армию на грань развала. Как итог уже в июне 1989 года правительство заявило о либерализации экономики и начале мирных переговоров с вооруженной оппозицией при международном посредничестве. Как результат переговоров июля – августа 1990 года в Риме зимбабвийские части покинули территорию страны, а ЮАР отказалось от поддержки в любой форме РЕНАМО.

Таким образом, к 1993 году оппозиционное движение умерло само по себе. Причем произошло это на фоне фактического обрушения вооруженных сил. После 1989 года денег на авиацию фактически не выделялось, обслуживать самолеты и вертолеты было некому  и всего за несколько лет многочисленный парк МиГ-17 и МиГ-21 превратился в нелетающий хлам.

Подводя итог многолетнему кровавому конфликту, стоит сказать, что он обошелся Мозамбику в 150 тысяч погибших и бесчисленному количеству раненых и беженцев. А многочисленные минные поля и по сегодняшний день собирают кровавую жатву.

Потери ВВС Мозамбика (1980 – 1990 гг.)

Дата Тип ЛА Причина потери Обстоятельства
16.02.1980 МиГ-15УТИ авария Экипаж в составе лейтенанта Жиль Жайме Пимпао и советского инструктора капитана Михаила Чмыхова не пострадал. Самолет сгорел.
02.07.1982 Ми-8Т Огонь с земли Сбит в районе Маботе. Экипаж из 3 человек и 17 пассажиров погибли на месте.
09.02.1983 МиГ-17Ф Пропал без вести Самолет произвел взлёт с авиабазы Бейра с рутинным тренировочным заданием, после чего связь с ним пропала.
17.04.1985 МиГ-17Ф Катастрофа Столкновение при посадке после возвращения с боевого задания. Один летчик погиб, а второй получил травмы
17.04.1985 МиГ-17Ф
05.10.1985 МиГ-17Ф Катастрофа В ходе тренировочного полета, около 16:00 по местному времени, летчик лейтенант Мигель Саломао Муиамбо доложил об отказе техники и попытался выполнить вынужденную посадку у н.п. Чинде, провинции Замбезия. Самолет снижаясь столкнулся с поверхностью моря и разрушился.
24.01.1986 Ми-25 Катастрофа Упал во время патрульного полета на южном берегу реки Замбези. Экипаж из 3 человек и 4 пассажиров погибли на месте.
30.03.1987 Ан-26 Катастрофа Экипаж из 6 членов экипажа и 43 пассажира погибли.
18.06.1988 Ми-8Т Катастрофа В результате отказа двигателя экипаж пошел на вынужденную посадку в провинции Замбезия, в ходе которой борт разрушился и загорелся. Погиб 21 пассажир.
26.07.1988 МиГ-21МФ Катастрофа Упал во время выполнения тренировочного полета.
20.11.1988 МиГ-17Ф Катастрофа Упал во время выполнения тренировочного полета. Летчик был нетрезв.
23.12.1988 Ми-8Т Катастрофа Погибли трое членов экипажа и 10 пассажиров.
14.06.1989 МиГ-21МФ Катастрофа Во время перегоночного полета закончилось топливо.
13.06.1990 Ми-8Т Катастрофа Во время полета возник пожар. Экипаж из 4 человек погиб

 

Автор: Михаил Жирохов. Военный историк. Ексклюзивно для ВПЦ “3-й полк”.

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Непрерикаемый кодекс воинственных пуштунов

Самый многочисленный народ Афганистана, пуштуны, соблюдают «пуштунвали», что означает «кодекс чести». Своеобразный уклад жизни пуштунов, ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com