Головна / Статті / Авторські блоги / Зеленопольская Голгофа

Зеленопольская Голгофа

Одной из самых трагических страниц начального периода войны на Донбассе стали события в районе Зеленополья, когда впервые российская реактивная артиллерия ударила по нашим военным. Причем ударила подло, с буферной приграничной зоны, четко зная, что в ВСУ четкий приказ в сторону границы не стрелять. Это был шок и боль для всей Украины – официально погибло 37 военнослужащих, было сожжено большое количество так дефицитной в тот момент автомобильной техники. В то же время Зеленополье стало первым звоночком перерастания антитеррористической операции в полноценную (хоть ее стыдливо и называют гибридной) войну с Россией использованием танков, «Градов» и артиллерии. 

Вокруг этого трагического события до сих пор ходит немало слухов и легенд. Мы же попытаемся реконструировать события, опираясь на воспоминания тех, кто прошел этот ад…

К началу июля 2014 года армейские подразделения совместно со сводными отрядами Госпогранслужбы решали вопрос с перекрытием границы в районе Донецкой и Луганской областей. Контроль над 400 км границы был фактически потерян в мае – июне 2014 года, когда отряды боевиков при бездействии местных пограничников захватили часть погранпереходов, таким образом обеспечив себе постоянный приток оружия и боеприпасов из РФ. Так, например, на момент выхода отряда Гиркина-Стрелкова в его распоряжении были 6 БМП-2 и 3 танка, которые не были захвачены у наших военных.

Положение сторон в районе Зеленополья на начало июля 2014 г.

В начале лета 2014 года Генштабом была принята наступательная тактика, важным элементом которой была система базовых лагерей, опираясь на которые планировалось поэтапно проводить «зачистку» приграничных территорий и задачу отрезания Донецка и Луганска от внешних поставок. В Луганской области таких лагерей было как минимум два – Луганский аэропорт и Зеленополье Свердловского района. Последний пункт был облюбован пограничниками ввиду близости к КПП «Должанский».

Однако географически базовый лагерь около Зеленополья был расположен тактически крайне неудачно – голая высота посреди поля. Хотя там базировалось много народа, однако места были разбиты только под палатки, окопов и блиндажей почти не было. В принципе считалось, что опасаться нечего – артиллерии у боевиков не было, диверсионной группе вплотную по степи подобраться было невозможно. В лагере бойцы чувствовали себя достаточно свободно – функционировал полевой госпиталь, был даже кинотеатр под открытым небом. Прикрытие осуществлял один блок-пост на так называемой «ростовской» трассе, усиленный танком и БТР.

В конце июня маршем из Амвросиевки через Саур-Могилу через буферную зону около границы в лагерь прибыла 2-я батальонно-тактическая группа 24-й отдельной механизированной бригады в составе двух механизированных рот, батареи САУ, трех танков Т-64 и частей обеспечения. К тому времени, в лагере находились кроме того пограничники и артиллеристы 51-й мехбригады  – все они (как и бойцы 24-й бригады) в оперативном отношении подчинялись командованию 72-й мехбригады. Уже в Зеленополье одна рота была отправлена на усиление позиций десантников в районе села Бирюково.

Немногочисленные укрытия на территории лагеря под Зеленопольем

В начале июля прозвучали первые тревожные сигналы, на которые на тот момент никто не обратил внимание – над лагерем стали все чаще стали появляться «неопознанные» беспилотники. 4 июля один такой аппарат был сбит (по другим данным совершил аварийную посадку из-за потери управления) – оказалось, что это «Орлан-10» российского производства.

Трагическая развязка наступила ранним утром 11 июля. В 04:00 в лагере появилась сводная группа 79-й аэромобильной бригады, задачей которой был штурм КПП «Изварино». Буквально через полчаса после прибытия колонны по лагерю внезапно был нанесен удар реактивными системам залпами «Град». Те, кто видел направление полета снарядов говорили, что четко видели прилеты с юго – запада – с территории Российской Федерации Впоследствии оказалось, что россияне вывели 14 установок «Град» на «ноль» в районе Клуниково и отстрелявшись с приграничной территории, ушли. По другим данным – установок было 21 и они «работали» непосредственно с территории Российской Федерации.

Усугубило ситуацию то, что большинство военнослужащих спало, а удар был чрезвычайно точным – били наверняка. Кроме того, удар наносился «Градом», то кроме погибших было чрезвычайно много раненных.

Один из военнослужащих 24-й бригады вспоминал: «Обстрел начался около 4:30 утра. Мы все спали. В мою палатку попал снаряд, нас в такой армейской палатке спало 30 человек. Снарядом сразу убило 15 человек. Ребята даже не успели проснуться. Когда нам удалось выбраться из палатки, на улице творилось что-то невероятное. Это было похоже на метеоритный дождь, с такой скоростью и частотой падали снаряды. Впервые стало страшно, когда увидел первых раненых».

Горящий лагерь, 11 июля 2014 г. Фото артиллериста 79-й бригады Сергея Мандалина

Буквально следом по лагерю отработала четверка «Грады» с другого направления – с занятых боевиками Ровеньков. С другого места, добавляя хаоса, стали бить «Ноны». По последним данным для удара были задействовано подразделение «Витязь», которое базировалось в Краснодоне и первым среди бандформирований получило артиллерийские установки. Артиллеристы «Витязя» (преимущественно российские добровольцы, прошедшие подготовку в лагере в Ростовской области) называли себя «Злые бобры».

Весь обстрел длился около 30 минут. Еще около часа после этого рвался боекомплект.

Как вспоминал один из офицеров 24-й бригады: «Как только закончился обстрел, начали собирать раненных и погибших. Некоторые тела были в страшном состоянии. У одного из военнослужащих вывалились все внутренности, он лежал и держал их руками и все время кричал «Мама!». Его уже нельзя было спасти. Погибших собрали на три грузовика «Урал». К тем, кого нельзя было узнать, прикрепляли листки с фамилиями или другими данными, которые удалось вспомнить. Раненных свозили на БМП в домишки и коровники фермеров, которые находились в низине».

Еще один ракурс гибнущего лагеря…

«К нам в палатку, где был оборудован медпункт, начали доставлять первых раненых. Это был ужас. Никогда этого не забуду…ребята с оторванными руками приходили сами, ползли с одной ногой. Парни с более легкими ранениями приносили на носилках самых тяжелых. Оказать первую медицинскую помощь было практически невозможно. Кровь смешалась с песком и заполнила все вокруг. В какой-то момент мне показалось, что все мои действия бесполезны. А когда вышел из палатки – вокруг были трупы…сгоревшие трупы друзей львовян и николаевцев…не меньше 50».

Через несколько часов раненных и погибших сформировали в колонну, однако она была обстреляна прицельным артиллерийским огнем, погиб один военнослужащий, вернулась назад и только со второго раза смогла добраться до Снежного. На обратном пути она наткнулась на блок-пост боевиков и несколько человек попали в плен.

Около 12:00 оставшийся в живых гарнизон выдвинулся в ближайшую посадку и занял оборону, окопавшись как возможно – все ждали полномасштабного наступления россиян.

В 23:00 по новым позициям российские «Грады» нанесли новый удар, причем большая часть снарядов была зажигательными и в итоге загорелись поля вокруг. Деревья в посадке защитили от осколков «Градов» и потерь от этого удара не было – только несколько раненных. Через пылающее пшеничное поле пришлось отойти к высоте. Десантники ушли на командный пункт в Дьяково.

Всего в ходе обстрелов базового лагеря в Зеленополье погибло 30 военнослужащих ВСУ (хотя по горячим следам пресс-служба АТО заявила о 23 погибших, но тут очевидна путаница с ведомственной принадлежностью) и 7 пограничников (в том числе генерал – майор Момот), еще 120 человек получили ранения разной тяжести или были контужены. По неофициальным данным наши потери составили около 50 человек.

Гораздо больше вопросов по потерянной технике. В разных источниках ее количество колеблется в достаточно больших пределах – естественно, что российские сайты, которые подсчитывают наши потери, приводят максимальные цифры.

Упавший в районе лагеря российский БПЛА «Орлан»-10

Так, например, все три сгоревшие танка отнесены к боевым потерям. Однако еще до обстрела во время попытки полевого ремонта двигателя загорелся один из Т-64БВ. Подогнали БРЭМ, отогнали на небольшое расстояние до того момента, пока не начался рваться боекомплект. Естественно, что и танк и БРЭМ сгорели. Так, вот эти две единицы у россиян фигурируют как потерянные в ходе обстрела.

Вообще как уже говорилось выше танков было всего 3, но один был не на ходу, второй ездил, но у него не стреляла пушка, а третий сгорел еще до 11 июля. То есть фактически россияне уничтожили два неисправных танка. Серьезные потери были у артиллеристов – сгорело 24 гаубицы Д-30, что серьезно подорвало огневые возможности приграничной группировки и было одной из причин поражения в дальнейшем.

В дальнейшем подобные базовые лагеря стали оборудоваться в инженерном отношении гораздо лучше и таких одноразовых потерь удавалось избегать, хотя учитывая степную зону окопать технику не было никакой возможности и поэтому техники было потеряно очень много.

Последствия удара россиян – сгоревшая гаубица Д-30

В Зеленополье же все еще действовал фактор внезапности и четкая установка «россияне – братья», никто даже не думал, что враг может действовать настолько подло и цинично. В дальнейших боях все эти иллюзии рассеялись как дым и бывшие братья массированно стреляли со своей территории, убивали наших бойцов в ходе «зеленого коридора» в Иловайске, вывозили пленных в РФ и вытворяли еще много чего, что попадает под определение «военные преступления»…

Автор: Михаил Жирохов. Военный историк. Ексклюзивно для ВПЦ 3-й полк

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

ТРИ роки війни, а дебілізм і далі процвітає в ЗСУ

Повернувшись з останньої поїздки у АТО, я вирішив, що розпочинаю свій власний проект з реформування ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com