Танки убийцы танков

Роберт Леонгард – офицер армии США в отставке, доктор философии, преподаватель военного искусства, военный теоретик, шахматист, исследователь Библии и прочих разносторонних увлечений человек.

В армии США часто говорили, что лучший убийца танков – еще один танк. В какой-то мере американская тактическая система основана на этой идее. С самых первых занятий меня, как курсанта, учили, что танки уничтожают танки.

Были намеки на то, что эта старая формула может быть разрушена развитием противотанковых управляемых ракет (ПТУР), но в любом случае утверждение верно только тогда, когда рассуждения идут в контексте боя на истощение. То есть, танки лучше всего убивают танки в случае честного боя в месте, подходящем для танковых дуэлей. Именно по этой причине изучающий тактику маневренной войны должен понимать динамику общевойскового вооружения и должен научиться смотреть на «классический» танковый бой под радикально иным углом. Ведь на самом деле худший убийца танков – еще один танк! Хотя это основное правило применяется ко всем видам вооружений, мы будем использовать танк в качестве наглядной иллюстрации принципа.

Танки находятся в лучшем положении при развертывании на танкодоступной местности. То есть из множества различных типов ландшафтов, доступных на современных полях боев, танк сильней, когда он находится в местности, которая относительно открыта, потому что он может наиболее эффективно использовать свой смертоносный огонь. Холмы предполагают дополнительное преимущество, так как позволяют прятать за ними корпус танка, что увеличивает защиту и живучесть танка. Открытая местность также позволяет полностью использовать мобильность танка. Поэтому, когда мы думаем о танковом бое, мы обычно представляем ландшафт, типичный для северогерманской равнины или пустынь Ближнего Востока.

Теперь проблема с утверждением о том, что танки являются лучшими убийцами танков, заключается в том, что для того, чтобы дружественные силы использовали танки, они должны сражаться на соответствующей местности. То есть в большинстве случаев свои войска должны будут развернуть танковые силы на открытой местности для оптимизации их работы. Но если у врага также есть танки, то мы будем принимать бой – даже ища его- в местности, которую предпочитает противник. Обе стороны должны разворачиваться на танкодоступной местности, чтобы максимизировать свои сильные стороны. В результате мы можем применять термин «честная борьба», сила против силы. Результат такого состязания очень сомнителен. Вопрос будет решаться с помощью брони, скорострельности и мастерства экипажа.

Теперь дело в том, что, хотя мы надеемся, что армия США готова выиграть такой бой, это фундаментальный тактический провал, – в первую очередь допущение провести такое состязание. Теория маневренной войны не соглашается с идеей борьбы против танков противника там, где и когда они сильны. Напротив, она фокусируется на сценариях, которые являются несправедливыми. Мы хотим поймать вражеские танки на местности, на которых они не могут победить. Если бы мы смогли вообразить сценарий, в котором мы атакуем врага, пока он движется через лесное дефиле, мы могли бы навязать ему бой, когда он уязвим и слаб. Но какое вооружение мы должны использовать в таком бою? Не танки, конечно! Очевидно, что пехота является оптимальным выбором. В лесу пехота находится в лучшем положении, а вражеские танки находятся в худшем положении. Исход этого боя не вызывает сомнений: танки будут разгромлены. Нам не нужно полагаться на максимальную эффективность работы наших людей, вооружения и техники, потому что благодаря нашей превосходящей тактике мы поставили врага перед свершившимся фактом.

Именно по этой причине мы должны заключить, что, как правило, неправильно атаковать вражескую систему вооружения подобной системой. Такой выбор автоматически предполагает справедливый бой на местности, благоприятной для противника, независимо от того, о каком вооружении мы говорим. Скорее, мы хотим победить вражескую систему вооружения отличной от нее системой на местности, которая максимизирует наши преимущества и ставит противника в невыгодное положение. Тем не менее, я не особо наблюдаю развитие этой концепции в армии США сегодня; и действительно, мы, похоже, настроены сражаться с каждой из систем вооружения противника на местности, наиболее подходящей для них. Как на учениях, так и на КШУ, которые я наблюдал, мы неоднократно сражались с танками противника в тот момент, когда они находились на удобной для них местности! Результатом является катастрофически честный бой, в котором мы должны превосходить противника в огневой мощи, натренированности экипажей, огневой подготовке и кровавой удаче!

(c) Роберт Леонгард

Источник: страница в фейсбук (Александр Гельфанд)

ТАКОЖ ПЕРЕГЛЯНЬТЕ

Организация пехотного взвода на примере армии США

«Я люблю пехоту, потому что они не мажоры. Это мальчики в грязи под дождем и ...

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

WP Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com